Эмманюэль Макрон не убедил неубедимых - Алексей Тарханов о выступлении президента Франции - "Коммерсантъ" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

15:51 28.04.2019
(обновлено: 15:51 28.04.2019)

Во Франции обсуждают выступление президента Эмманюэля Макрона на пресс-конференции в Елисейском дворце. 63% французов не были им удовлетворены. Реакция ожидаема, но степень поддержки или отрицания станет понятна только через несколько дней, во время майских демонстраций, считает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.


Выступление президента Макрона по итогам «национальной консультации» не показалось убедительным 63% французов. Согласно опросу, выполненному по заказу газеты Le Figaro и информационного канала LCI агентством Harris Interactive—Epoka, только 30% французов сочли президента «убедительным» и 7% «весьма убедительным».

Основные претензии к Эмманюэлю Макрону:

не уточнил размеры обещанных льгот, не восстановил налог на богатых ISF (это не понравилось 59% опрошенных), выступил за увеличение рабочего времени и введение системы отчислений, которые должны убеждать французов выходить на пенсию как можно позже (соответственно 65% и 58% против), главное — «не покаялся».

Один из лидеров «желтых жилетов» Максим Николь так прямо и сказал: Макрон «не услышал то, что пять месяцев говорили на улицах».

«Он начал свое выступление с того, что два года поступал правильно и что его не поняли. Мы прекрасно все поняли, он неспособен к mea culpa (то есть не покаялся.— “Ъ”)»,— подытожил господин Николь.



Выступили против действий президента и руководители оппозиции. «Как будут финансироваться эти меры? Нет никаких серьезных объяснений. Сегодняшние подарки превратятся в завтрашние налоги»,— пугает глава «Республиканцев» (LR) Лоран Вокье. Предводительница «Национального объединения» (RN) Марин Ле Пен сочла предложения президента «весьма разочаровывающими» и заключила по обыкновению хлесткой фразой:

«В некотором смысле он вернул только часть того, что украл». Глава «Непокорившейся Франции» (LFI) Жан-Люк Меланшон саркастически заметил: «Понимает ли Макрон, что его речь должна была закрыть политический кризис? Он возобновляет его, выступая таким образом».

Комментаторы комментариев считают, что эти мнения неоспоримы: выступление президента не удалось. На мой взгляд, они доказывают ровно противоположное.

Наивно было бы предполагать, что президент Макрон должен был через полгода кризиса выйти к народу с повинной. Мало того что это действительно не в его характере, это еще и не входит в обязанности французского президента, который, как требует Конституция, всегда должен вести себя как капитан корабля в бурю. Он один принимает решения, и он один отвечает за то, чтобы эти решения работали. Можно ли было ожидать, что это понравится тем, кто оспаривал и оспаривает его власть? Конечно, нет, и вне зависимости от того, искренни они или расчетливы, их роль и их обязанность — не соглашаться.

Президент Франции Эмманюэль Макрон во время пресс-конференции
Президент Франции Эмманюэль Макрон во время пресс-конференции

Фото: Philippe Wojazer, Reuters

Эмманюэль Макрон не обращался прямо к народу в митинговой лексике и интонации, он говорил с журналистами, которых не надо учить, как расцвечивать речи. Подарков им в тексте президентского выступления и так было немало. Он ясно повторил, что с улицей на уличном языке он общаться не намерен. Это не могло не возмутить «желтых жилетов», которые существуют и действуют именно на улицах, там они и заметны.

Надеялся ли президент переубедить тех, кто пять с лишним месяцев выходит на демонстрации и даже погромы, найдя в этом призвание и занятие по душе? Едва ли он ставил себе такую задачу.

Его цель — люди, которые не прибегают к насилию, не крикуны, не люмпены, не богатые и не нищие, тот устойчивый балласт, который не позволяет опрокинуться Франции. С ними точно надо договариваться, и даже не для того, чтобы выиграть надвигающиеся выборы в Европарламент. Там позиции макронистов по-прежнему сильны, да и не так много зависит во внутренней политике от евродепутатов. Эти выборы команде Макрона было бы даже полезно проиграть, но едва ли это случится. Хотя, конечно, и таких впечатляющих побед, как в начале своей пятилетки, президенту ждать не следует.

Как Эмманюэль Макрон перехватил инициативу у «желтых жилетов»

Опросы говорят, что среди молчаливого большинства немало недовольных. Но, опять же, убедить их одной речью невозможно. Они ждут от президента не демонстративных действий, не самокритики, а конкретики. Обещано сокращение налогов на €5 млрд, но как это будет сделано, в какой последовательности? Зашла речь о пенсионных накоплениях, так хотелось бы услышать проценты и сроки. Президент борется против ISF, пусть выйдет с цифрами, показав, чем отмена налога на богатство помогла французам.

На пресс-конференции несколько журналистов выступали именно с такими вопросами, на которые президент точного ответа не дал. Он пояснил, что входить в такие подробности дело правительства, а не президента (шутливо напомнив, что тридцать лет назад президенты вообще не опускались до конкретики). Эмманюэль Макрон оставил это премьер-министру Эдуару Филиппу, которому предстоит в ближайшее время выдать ответы и цифры. Могли ли расчетливые французы начать аплодировать уже на этом этапе? Конечно, нет. Они справедливо считают, что их постоянное недовольство должно будет приниматься во внимание при воплощении этих мер.

Своеобразным опросом общественного мнения стали выступления «желтых жилетов» в первую же субботу после президентского обращения. В «24-м акте» протестов насчитали 23,6 тыс. демонстрантов по всей стране, в том числе 2,6 тыс.— в Париже. Это самая низкая явка за период с 6 апреля, когда на улицы вышло только 22,3 тыс. человек.

Важным показателем теперь станут традиционные майские демонстрации.

Эти акции проводят ежегодно французские профсоюзы. В декабре прошлого года, когда «жилеты» были на подъеме, профсоюзы попытались присоединиться к протесту, до этого они только теряли поддержку в борьбе с президентским курсом. Теперь настало время ослабевших «жилетов» встать в ряды профсоюзных демонстраций, разбавив своей желтизной красные флаги Всеобщей конфедерации труда (CGT).