Призрак Каддафи над Пхеньяном Почему КНДР не хочет разоружаться по «ливийскому сценарию»

22:06 17.05.2018
(обновлено: 22:06 17.05.2018)

Первая в истории встреча глав США и КНДР Дональда Трампа и Ким Чен Ына оказалась под угрозой: Пхеньян сильно недоволен высказыванием советника главы Белого дома по национальной безопасности Джона Болтона. Тот недавно заметил, что хотел бы ядерного разоружения КНДР «по ливийскому сценарию», то есть безоговорочную сдачу ядерного оружия без уступок с другой стороны. МИД КНДР увидел в этом угрозу «принудить нашу достойную республику к горькой судьбе Ливии и Ирака». Не исключено, что Джон Болтон сознательно работает на срыв наметившегося переговорного процесса: его личный конфликт с КНДР длится более 15 лет, за которые стороны уже успели многократно назвать друг друга «тиранической диктатурой» и «человеческой плесенью».


Ливия на тропе КНДР


Комментарий Джона Болтона в эфире Fox News Sunday 29 апреля вряд ли можно было назвать полезным для дипломатического диалога с КНДР. Пхеньян в последние месяцы пошел на беспрецедентные меры для того, чтобы показать свою готовность обсуждать снижение напряженности на Корейском полуострове и ядерное разоружение. Наиболее заметным шагом стала готовящаяся ликвидация ядерного полигона Пунге-Ри, на котором испытывались ядерные заряды. Возможно, 12 июня в Сингапуре Дональду Трампу и Ким Чен Ыну удастся согласовать дальнейшие шаги в этом направлении, но для этого встреча должна состояться. Пока же заявление Джона Болтона было воспринято в КНДР так, что США намерены разоружить их страну, а затем устроить в ней мятеж и физически уничтожить руководство «по ливийскому сценарию».

Впрочем, в 2003–2004 годах, когда ликвидировалась ядерная программа Ливии, это никто не воспринимал как пролог к свержению ливийского режима. Ее историю можно проследить с начала 1980-х годов, когда с помощью СССР в ливийском городе Таджура был построен Центр ядерных исследований. Для работы его 10-мегаваттного исследовательского реактора (неспособного обогащать ядерное топливо до оружейного уровня) и связанных с ним исследований было закуплено 2 тыс. тонн урана. Стоит отметить, что в 1975 году Ливия подписала Договор о нераспространении ядерного оружия как государство, им не обладающее.

КНДР пригрозила США отменить встречу на высшем уровне, если риторика Белого дома не изменится
КНДР пригрозила США отменить встречу на высшем уровне, если риторика Белого дома не изменится

Собственных кадров и технологий не хватало, и ливийский лидер Муаммар Каддафи сделал в 1970-х несколько попыток приобрести атомное оружие у КНР или наладить технологическую кооперацию по этой теме с Пакистаном или Индией. Попытки не увенчались успехом. Не приняты были и предложения СССР построить в Ливии за $10 млрд реакторы на «тяжелой воде». Во многих случаях на потенциальных экспортеров давили американцы: с 1979 года Ливия входит в американский список стран—спонсоров терроризма, а в 1981 году Вашингтон пошел на закрытие ливийского посольства в США. Основания на то были: господин Каддафи систематически поддерживал арабские террористические группировки и был причастен к терактам на территории Западной Европы. Самым громким случаем стал подрыв Boeing 747 над Локерби, Великобритания, в 1988 году, в ходе которого погибло 270 человек.

Первым успехом Ливии было укрепление связей в ядерной области с Аргентиной, антизападный настрой которой усилился после Фолклендской войны 1982 года. Настоящий прорыв случился в 1989 году, когда на установление тесного сотрудничества наконец-то согласился Пакистан, вплотную подошедший к созданию собственного ядерного оружия. Благодаря пакистанскому ядерщику Абдул Кадыр Хану в Ливию в начале 1990-х годов попали первые 20 центрифуг, способных производить расщепляющиеся материалы для ядерного оружия. Параллельно продолжались крупные закупки урана. По некоторым данным, в 2001–2002 годах через Абдул Кадыр Хана Ливия закупила чертежи, позволявшие приступить к сборке собственной бомбы.

Угрозы однополярного мира


Тем не менее, по воспоминаниям американского дипломата из администрации Билла Клинтона Мартина Индыка, уже в 1999 году Муаммар Каддафи начал искать способы ослабить международные и американские санкции, серьезно ужесточившиеся в 1980-е и 1990-е годы. По воспоминаниям бывшего ливийского министра иностранных дел Абдель Рахмана Шалгама, финальное решение разоружиться Муаммар Каддафи принял после полученного в 2001 году послания от нового президента США Джорджа Буша-младшего. Господин Буш требовал от ливийского лидера «немедленно уничтожить все оружие массового поражения (Ливия в этот момент также скупала компоненты биологического и химического оружия на черном рынке.— “Ъ”), иначе США уничтожат все без разговоров».

После этого, по словам бывшего министра, ливийские чиновники стали тайно встречаться с представителями США, Великобритании и России и обсуждать с ними перспективы отказа от накопленного ядерного оружия. Его, строго говоря, не было: собрать воедино чертежи, уран и ракеты все еще мешало отсутствие квалифицированных инженеров и опыта.

Усилия Муаммара Каддафи резко активизировались после вторжения США в Ирак в 2003 году: он разослал в Вашингтон, Лондон и Москву своих посланников, которые предложили ознакомить соответствующие страны со всеми подробностями ливийской ядерной, химической и биологической программ. Им было предложено самостоятельно посетить десять ключевых объектов военных программ Ливии. Наибольшую заинтересованность проявили американцы, которые в 2004 году вывезли 25 тонн документов и оборудования из Ливии, в том числе около 1 тыс. центрифуг для обогащения урана. Муаммар Каддафи заявил, что делает это для «возвращения в международные институты и для блага ливийского народа», что было горячо поддержано всеми западными странами.

Ливийцы сделали заинтересованным экспертам и официальным лицам из США и Великобритании обзорную экскурсию по своим ядерным, химическим и биологическим объектам. Выяснилось, что страна не слишком продвинулась в плане реализации соответствующих программ. Так, среди запасов отравляющих веществ был обнаружен даже антикварный иприт, которым немцы травили французов и британцев в Первую мировую войну. Запасов обогащенного до оружейного уровня урана найдено не было.

«У Ливии не было как таковой ядерной программы, у нее были закупленные компоненты, центрифуги, которые не были даже собраны,— сообщил “Ъ” эксперт ПИР-Центра Андрей Баклицкий.— У нее не было никаких ноу-хау, все компоненты были приобретены на черном рынке. Американским и британским спецслужбам стало известно об этом до начала сборки, и ядерная программа стала для Ливии бесполезной: она не увеличивала, а уменьшала защищенность Каддафи». По словам эксперта, отказ Триполи от ядерного оружия произошел сравнительно легко именно потому, что до него на момент соглашения 2003–2004 годов было еще очень далеко.

Реакция в исламском мире на решение Муаммара Каддафи была в основном негативной. Ливийского лидера осуждали за то, что тот сдал оружие без каких-либо уступок со стороны США, чем дал неоправданное стратегическое преимущество Израилю. Впрочем, в дальнейшем сын ливийского лидера Сейф-уль-Ислам заявлял, что Вашингтон дал Ливии гарантии защиты в обмен на ликвидацию оружия массового уничтожения. В 2011 году, когда западная коалиция вмешалась в гражданскую войну в Ливии и начала бомбить правительственные войска, Муаммар Каддафи напомнил странам НАТО, что в 2003 году добровольно пошел навстречу международному сообществу. Однако в итоге ливийский лидер был жестоко убит, а над его трупом надругались боевики. Страна практически прекратила существование как единое государство, и ее по-прежнему раздирают междоусобицы.

Судьба Ливии не могла не вызвать самой негативной реакции в КНДР. Еще в 2011 году, когда бомбардировки ливийских правительственных войск только начались, Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) назвало решение Муаммара Каддафи сдать ядерное оружие «глубоко ошибочным»: «Ливийский кризис учит международное сообщество мрачному уроку: идеология сонгун (приоритет военного строительства перед всеми остальными сферами жизни общества.— “Ъ”) Северной Кореи верна тысячу раз». Как заявил тогда профессор Университета Корё в Сеуле Рюдигер Франк, пример Ирака и Ливии научил КНДР тому, что, «если ты разоружишься в обмен на обещания экономического процветания, Запад покарает тебя за твою глупость».

Уроки болезненной глупости


Этот урок был хорошо усвоен. Сегодня сравнивать ливийскую и северокорейскую ядерные программы трудно: первая была закрыта на самой ранней стадии, вторая привела КНДР к статусу полноценного ядерного государства. На сегодняшний день в распоряжении КНДР находятся ракеты малой, средней и, предположительно, большой дальности, а также, по разным оценкам, до 60 ядерных зарядов. Северокорейское ядерное оружие снизило риск вторжения в страну до минимума, и в этом плане стратегия семьи Ким оправдалась: с ней вынуждены считаться и искать переговоров страны, тысячекратно превосходящие КНДР по экономической и политической мощи, включая США. С учетом этого неудивительно, что предложение Джона Болтона о безоговорочном разоружении без каких-либо гарантий по ливийскому сценарию воспринимается руководством КНДР с возмущением.

Джон Болтон был одним из тех, кто непосредственно участвовал в событиях 2003–2004 годов в ранге заместителя госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности. В 2011 году, когда его спросили о том, что следует делать США в ливийской гражданской войне, тот без колебаний ответил: убить Муаммара Каддафи. «Я думаю, он вполне легитимная цель,— заметил тогда господин Болтон.— Он убивал американских граждан и никогда не нес за это ответственности. Так что я ни секунды не размышляю, давая этот ответ». Он также уточнил, что был крайне доволен тем, как ситуация развивалась в 2003–2004 годах. «Представьте, как бы все выглядело, если бы у него было атомное оружие,— добавил Джон Болтон.— Но никто и не думал, что это (отказ от ядерного оружия.— “Ъ”) даст ему пожизненный иммунитет».

В отношении Северной Кореи Джон Болтон также никогда не стеснялся в выражениях. В 2003 году, вскоре после горячо поддержанного им вторжения в Ирак он заявил, что Вашингтон должен требовать от Пхеньяна «полного и абсолютного ядерного разоружения без каких-либо уступок с нашей стороны». Ким Чен Ира он назвал «тираном и диктатором», «живущим как король, пока его народ сидит в лагерях и голодает». Он тогда предложил в кратчайшие сроки решить северокорейскую проблему, прибегнув поочередно к трем шагам. Во-первых, на Пхеньян должны надавить США и их союзники. Если это не поможет, то следует подключить ООН и остальных членов международного сообщества. Если и этому давлению КНДР не поддастся — следует «вторгнуться в страну и уничтожить все нелегальное оружие».

За этот план Джон Болтон удостоился в сообщениях ЦТАК эпитетов «человеческой плесени» и «кровососа». «Мы, конечно, знали, что в администрации США есть "ястребы", но такого грубого подонка, как Болтон, еще не встречали,— сообщало ЦТАК.— То, что он предлагает,— не более чем словесный мусор, который может исторгнуть из себя лишь животное, лишенное всякого разума». Впоследствии в своих книгах Джон Болтон называл эти эпитеты «лучшей похвалой для американского патриота».

Нынешние комментарии Джона Болтона по Северной Корее уже были дезавуированы Вашингтоном как не имеющие отношения к реальности. Пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс заявила, что «ливийская модель» разоружения, предполагающая безоговорочную капитуляцию и сдачу ядерного оружия без предварительных уступок со стороны США, «не является той моделью, к которой мы стремимся». В четверг вечером то же самое заявил президент США Дональд Трамп.

Заявления Джона Болтона, таким образом, могли быть либо его частной инициативой, либо частью стратегии США, направленной на срыв переговоров и дальнейшую эскалацию конфликта. «Возможно, его истинная цель — довести Пхеньян до белого каления, чтобы они отказались от переговоров, после чего заявить, что дипломатическая стратегия себя не оправдала, и перейти к военному решению конфликта»,— рассуждает Андрей Баклицкий.


АРМИЯ
ТЕХНОЛОГИИ