«Армия Мухаммеда» еще повоюет - Совбез ООН не включил главного врага Индии в список глобальных террористов - Газета "Коммерсантъ" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

00:00 15.03.2019
(обновлено: 00:00 15.03.2019)

Противостояние Индии и Пакистана перерастает в спор мировых держав, в центре которого оказался укрывающийся в Пакистане лидер группировки «Джаиш-е-Мухаммад» Масуд Азхар. Дели обвиняет его в многолетней подрывной деятельности, в том числе в организации недавнего теракта в Кашмире. Совбез ООН после двухнедельного обсуждения не включил Масуда Азхара в список международных террористов: инициативу США, Франции и Великобритании, поддержанную Россией, в последний момент заблокировал ключевой союзник Пакистана — Китай. На фоне конфликта Индии и Пакистана действия Пекина грозят обострить китайско-индийские отношения. Дипломатические источники “Ъ” не скрывают своего разочарования, называя ситуацию вокруг Масуда Азхара «моментом истины» в борьбе с терроризмом. При этом в Индии уже зазвучали призывы к бойкоту китайских товаров.


Китай против всех


Интрига вокруг того, признает ли Совет Безопасности ООН лидера группировки «Джаиш-е-Мухаммад» («Армия Мухаммеда») Масуда Азхара международным террористом, сохранялась вплоть до десяти часов вечера среды по московскому времени.

Ровно за час до истечения срока, после которого выдвинутое 27 февраля предложение США, Франции и Великобритании должно было получить одобрение Совбеза ООН, решение по этому вопросу заблокировал Китай. Как заявил официальный представитель МИД КНР Лу Кан, изучение инициативы трех постоянных членов СБ ООН «требует дополнительного времени и ответственный подход предполагает принятие решения, которое было бы приемлемо для всех».

За последние десять лет это была уже четвертая неудачная попытка внести имя 50-летнего Масуда Азхара, укрывающегося на территории Пакистана, в список самых опасных преступников мира. Начиная с 2010 года Пекин настаивает, что лидер «Джаиш-е-Мухаммад» не подпадает под критерии, которые позволили бы Совбезу ООН это сделать.

Между тем новые основания для того, чтобы распространить на Масуда Азхара действие резолюции 1267 СБ ООН, появились после того, как возглавляемая им группировка взяла на себя ответственность за теракт, совершенный 14 февраля в индийском штате Джамму и Кашмир (жертвами атаки смертника стали 45 военнослужащих). Эта атака и вызвала нынешнюю эскалацию в отношениях между Индией и Пакистаном, поставив две ядерные державы Азии на грань нового конфликта.

Проблема Масуда Азхара вновь обсуждалась министрами иностранных дел Индии и Китая Сушмой Сварадж и Ван И на их последней встрече, состоявшейся 27 февраля в китайском городе Учжэне. «Мы не оставляем надежд, что на этот раз Пекин не будет блокировать решение, что позволит распространить на Масуда Азхара действие резолюции 1267 СБ ООН»,— сообщил сразу после этой встречи индийский источник “Ъ”, напомнив, что другие члены Совбеза, включая Россию, считают виновность лидера «Джаиш-е-Мухаммад» не вызывающей сомнений.

Между тем очередное «техническое вето» Китая вызывало негодование в Дели. «Фактически это был момент истины, показавший, кто есть кто в борьбе с международным терроризмом и какую роль в этой борьбе играет Китай»,— заявил “Ъ” дипломатический источник в Дели. В свою очередь, Всеиндийская конфедерация торговых палат (CAIT), объединяющая 70 млн трейдеров, призвала вчера к бойкоту китайских товаров. Первым шагом, запланированным на 19 марта, должна стать публичная акция их сожжения.

Министр финансов Индии Арун Джайтли, впрочем, призывает не допустить эскалации. «Индия — не маленький игрок на глобальной сцене, и внешняя политика требует обдуманных действий, а не спонтанных шагов»,— прокомментировал инициативу CAIT Арун Джайтли. Напомним, что товарооборот Индии и Китая в 2018 году составил $ 81,7 млрд, а китайский экспорт в Индию в последние годы увеличился в девять раз.

Пакистанский пациент


Между тем заявления представителей пакистанского руководства о местонахождении Масуда Азхара и об отношении к нему Исламабада весьма противоречивы.

Как сообщил глава МИД Пакистана Шах Махмуд Куреши, в настоящее время лидер «Джаиш-е-Мухаммад» Масуд Азхар находится на пакистанской территории, однако «он настолько болен, что даже не в состоянии покинуть свой дом».

Однако представитель вооруженных сил Пакистана генерал-майор Асиф Гафур настаивает: «"Джаиш-е-Мухаммад" в Пакистане не существует». По его словам, теракт 14 февраля в Джамму и Кашмире был совершен не с пакистанской территории, а сепаратистами, действующими внутри этого единственного индийского штата с преимущественно мусульманским населением.

Ведущая индийская газета Times of India, ссылаясь на свои источники в разведке Индии, излагает еще одну версию. По ее данным, на днях Масуд Азхар был выписан из военного госпиталя в городе Равалпинди и перевезен в лагерь «Джаиш-е-Мухаммад», находящийся в пакистанской провинции Пенджаб. Как сообщает Times of India, после теракта 14 февраля пакистанская сторона усилила охрану лидера экстремистской группировки, приставив к нему десять военнослужащих войск особого назначения.

Попытки Дели добиться ареста Масуда Азхара и его экстрадиции остаются безрезультатными. Переданные Исламабаду документы с доказательствами причастности «Джаиш-е-Мухаммад» к терактам на индийской территории пока не возымели эффекта. «Мы получили досье и его изучаем. После этого мы обнародуем нашу позицию. Если Индия выразит готовность сотрудничать с нами по этим документам, мы будем это приветствовать»,— заметил Шах Махмуд Куреши телеканалу Geo TV. Под разными предлогами отклоняя требования Дели привлечь к ответственности самого Масуда Азхара, Исламабад, впрочем, уже отрапортовал о задержании его сына Хамада и младшего брата, муфтия Абдула Рауфа.

«В связи с решением ускорить противодействие всем запрещенным организациям были задержаны 44 человека, в том числе муфтий Абдул Рауф и Хамад Азхар. Подобные операции будут продолжаться. Мы никому не позволим использовать землю Пакистана против кого бы то ни было»,— заверил министр внутренних дел Пакистана Шехрияр Африди.

Имена Абдула Рауфа и Хамада Азхара были включены в индийское досье. Однако в Дели отнеслись к задержаниям в Пакистане скептически, расценив их как попытку отвлечь внимание от главного вопроса — о Масуде Азхаре.

По стопам Осамы бен Ладена


В спор о том, что делать с лидером «Джаиш-е-Мухаммад», включился еще один важный свидетель — экс-президент Пакистана Первез Мушарраф, в 2001 году вступивший в глобальную антитеррористическую коалицию президента США Джорджа Буша для свержения режима талибов в Афганистане.

«Я всегда говорил, что "Джаиш-е-Мухаммад" — террористическая организация, и они организовали теракт с участием смертников, пытаясь убить меня»,— сообщил Первез Мушарраф, правивший с 1999 по 2008 год. Он подтвердил, что в период его руководства пакистанские спецслужбы использовали «Джаиш-е-Мухаммад» для терактов в Индии. «Сотрудники нашей разведки были вовлечены в войну "око за око". В этих условиях никакие меры против "Джаиш-е-Мухаммад" не принимались. Я также не настаивал»,— признался Первез Мушарраф.

Откровения последнего в пакистанской истории генерала, возглавившего страну в ходе военного переворота, подтвердили: после ликвидации в Пакистане в 2011 году лидера «Аль-Каиды» Осамы бен Ладена Масуд Азхар остается одной из наиболее заметных фигур в террористическом интернационале.

Масуд Азхар заявил о себе еще в начале 90-х годов прошлого века, причем не только в Индии, но и в бывшей метрополии — Британии. В те годы он беспрепятственно приезжал в Лондон, где занимался популяризацией идей радикального джихада среди мусульманской общины Соединенного Королевства.

Свою войну с Индией родившийся в пакистанском городе Карачи радикальный исламист Масуд Азхар начал почти 30 лет назад, когда группировки «Джаиш-е-Мухаммад» не существовало.

Попав в индийскую тюрьму за участие в террористической деятельности, в декабре 1999 года он сумел выйти на свободу и вернуться в Пакистан. Это произошло при весьма драматичных обстоятельствах — после захвата пассажирского самолета авиакомпании Indian Airlines с более чем 200 пассажирами, направлявшегося из Непала в Индию и совершившего вынужденную посадку в афганском городе Кандагар.

В обмен на освобождение заложников талибы тогда потребовали от индийского руководства выпустить на свободу группу лидеров исламистских группировок, среди которых был и Масуд Азхар. Чтобы сохранить жизнь заложников, индийская сторона была вынуждена выполнить это требование.

После возвращения в Пакистан Масуд Азхар создал группировку «Джаиш-е-Мухаммад», на протяжении многих лет наносившую Индии удар за ударом. Так, уже в 2001 году он стал главным подозреваемым в организации дерзкого нападения на индийский парламент, после чего непродолжительное время находился под домашним арестом в Исламабаде.

В начале 2000-х годов Масуд Азхар боролся уже на два фронта — не только против Индии, но и против «сильной руки» Пакистана Первеза Мушаррафа, которого исламисты обвинили в предательстве за его поддержку операции США в Афганистане и пытались устранить физически, совершив на него несколько покушений. Во второй раз он был помещен под домашний арест в Пакистане в декабре 2008 года. Это произошло вскоре после мега-теракта, совершенного в индийском городе Мумбай в ноябре 2008 года группой боевиков, прибывших в страну морем из Пакистана (жертвами крупнейшего нападения на улицах главного индийского мегаполиса, которое назвали индийским 11 сентября, стали свыше 160 человек, среди которых были туристы из многих стран).

Впрочем, и второй домашний арест Масуда Азхара продлился недолго — вскоре он вышел на свободу и уже в январе 2014 года открыто обратился к своим сторонникам на многотысячном митинге в городе Музаффарабад, находящемся в пакистанской части Кашмира, призвав их продолжить борьбу.

«Нежелание пакистанских властей предпринимать радикальные шаги против Масуда Азхара объясняется их стремлением не допустить конфликта с могущественными пакистанскими исламистами, для которых лидер "Джаиш-е-Мухаммад" давно стал непререкаемым авторитетом»,— пояснил “Ъ” независимый индийский эксперт Винай Шукла.

«Учитывая, что Масуд Азхар фактически стал одним из символов Пакистана, его последовательно поддерживает ключевой союзник Китай, играющий для Исламабада роль старшего брата»,— резюмирует эксперт.