«Развитие кризиса в Венесуэле диктуется не имеющим тормозов грубым внешним воздействием» - Глава латиноамериканского департамента МИД РФ о различиях политики Москвы и Вашингтона - Газета "Коммерсантъ" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

00:00 11.02.2019
(обновлено: 00:00 11.02.2019)

Острая фаза кризиса в Венесуэле спровоцировала обострение очередного противостояния России и США, обвиняющих друг друга в попытках вмешательства в ситуацию в Латинской Америке. Своим видением того, чем отличаются подходы Москвы и Вашингтона к региону, глава латиноамериканского департамента МИД РФ Александр Щетинин поделился с “Ъ” в интервью, которое дал в письменной форме.


— По вашему мнению, как будет развиваться ситуация в Венесуэле?

— В ситуации в Венесуэле, развитие которой получило дополнительную динамику начиная с 20-х чисел января, необходимо, на наш взгляд, разделять внутриполитический срез и фактор внешнего воздействия.

Внутри страны продолжается противостояние с одной стороны правительства и поддерживающих его революционных масс чавистов и с другой — оппозиции нынешним властям, опирающейся на те слои населения, кто выражает неудовлетворение нынешним социально-экономическим положением страны. Эта политическая борьба имеет свою объективную логику и этапы. Главное, чтобы она проходила в мирных, ненасильственных формах (к сожалению, это было не всегда, насилия, например, не избежали в 2017 году) и не препятствовала по возможности решению сложных социально-экономических задач, стоящих перед страной.

Подобное развитие событий было взорвано неприкрытым беспардонным внешним вмешательством, дирижируемым из США. Сожалеем, что с непримиримой позицией солидаризировался ряд государств Латинской Америки, вошедших в так называемую группу Лимы, и после некоторых колебаний — часть стран Евросоюза.

Вашингтоном взят курс на государственный переворот, ради чего в стране искусственно создана обстановка двоевластия после провозглашения врио президента председателя (пост — ротационный) оппозиционной Национальной ассамблеи Хуана Гуайдо. При прямом подстрекательстве извне раскачивается внутренняя стабильность, предпринимаются целенаправленные действия для раскола вооруженных сил. Введен в силу жесткий, удушающий пакет санкций, направленных против нефтяного и банковско-финансового сектора Венесуэлы. Активно раскручивается тема гуманитарной катастрофы, под эту сурдинку все активнее навязывается мысль о допустимости внешнего силового вмешательства.

К сожалению, развитие политического кризиса в Венесуэле диктуется не логикой внутренних событий, а именно этим не имеющим тормозов грубым внешним воздействием. Мы видим новую редакцию экспорта революции в вашингтонском исполнении.

— Возможно ли теоретически признание Россией Хуана Гуайдо исполняющим обязанности президента страны, и если да, то при каких условиях?

— Позиция России ясна и конкретна. Мы — за уважение суверенитета и диалог. Если для этого потребуется международное содействие, готовы в нем участвовать. Вопроса о том, чтобы определить законные власти Венесуэлы, для нас нет: это исключительная прерогатива венесуэльского народа. Все остальные опции не более чем гипотетика. А мы все же люди серьезные и строим свою политику на основе права, а не неких удобных правил.

— Как именно, по данным российского МИДа, США вмешиваются в дела республики? Причастен ли, по вашему мнению, Вашингтон к началу и продолжению в стране многотысячных манифестаций?

— Парадокс нынешней ситуации вокруг Венесуэлы в отличие, например, от свержения правительства народного единства в Чили в 1973 году, когда американское вмешательство осуществлялось скрытно и его конкретные документальные свидетельства стали известны спустя годы, состоит в том, что прямое антивенесуэльское подстрекательство из Вашингтона осуществляется открыто, «под телекамеры» или через социальные сети. Изначальный призыв к неповиновению прозвучал в публичном обращении вице-президента Майка Пенса. Конкретные директивные указания оппозиции и внешним игрокам транслируются с брифингов советника президента США Джона Болтона и госсекретаря Майка Помпео. Сам самопровозглашенный «врио президента» Хуан Гуайдо не скрывает, что координирует свои шаги и действия с политиками из Вашингтона.

Наибольшую озабоченность вызывает формулируемая в Вашингтоне возможность внешнего силового вторжения. По Дональду Трампу, «все опции на столе». Приграничные с Венесуэлой районы соседних стран посещают высокопоставленные американские военные. В целом идет последовательное навязывание мысли, что для Вашингтона Рубикон пройден и обратной дороги нет. По сценарию кукловодов из трамповской администрации, остается лишь дождаться того момента, когда эта мысль материализуется в полном объеме.

— Ранее в Венесуэле не раз предпринимались попытки наладить диалог между правительством и оппозицией. Но все они были неуспешными. В этом тоже США виноваты?

— Срыв достижения внутривенесуэльского примирения — составная часть политики США. Такие переговоры шли год назад при посредничестве ряда латиноамериканских стран в столице Доминиканской Республики Санто-Доминго. Шли непросто, настолько глубокими были взаимное недоверие и различия в понимании целей диалога. Тем не менее, по свидетельству очевидцев, стороны были в шаге от первых договоренностей. Однако достичь их не удалось, по данным тех же источников, из-за прямого нажима на делегацию оппозиции со стороны высокопоставленных представителей администрации США.

Ситуация повторяется в эти дни. За диалог при всех нюансах отношения к его организации выступают многие международные игроки, а главное (это данные независимых социологических замеров), подавляющее большинство самих венесуэльцев. Президент Николас Мадуро — за. Однако Хуан Гуайдо категорически против, что немудрено, поскольку он не располагает поддержкой на это из Вашингтона.

В этом вся иррациональность существующей вокруг Венесуэлы ситуации: развитие событий определяется не логикой и здравым смыслом самосохранения венесуэльской нации, а грубым движением напролом, вектор которого определяется исключительно эгоистическими интересами США. Жаль только, что в этой вашингтонской игре участвуют многие венесуэльские политики (пусть и оппозиционные) и отдельные авторитетные страны мирового сообщества.

— В 2013 году тогдашний госсекретарь США Джон Керри заявил, что эпоха «доктрины Монро», провозглашавшая господствующую роль США в Западном полушарии, ушла в прошлое. Она снова вернулась?

— Очевидно, что Джон Керри ошибся и недооценил потребности нынешней американской элиты, которой нужна не самостоятельная и самоценная, а управляемая в ручном режиме Латинская Америка.

О реинкарнации «доктрины Монро» первым в академическом стиле заговорил в апреле прошлого года в Техасском университете бывший тогда госсекретарем Рекс Тиллерсон, а уже в сентябре об этом безапелляционно заявил с трибуны ООН сам Дональд Трамп. Под американские стандарты начали перестраиваться торговые соглашения: НАФТА заменена на новую трехстороннюю договоренность, причем с прописанными антивнерегиональными положениями. Есть сведения, что в этом же направлении пойдут торговые переговоры США с другими странами.

Мы неслучайно рассматриваем нынешнее развитие событий вокруг Венесуэлы в том числе через призму многострадальной истории Латинской Америки, богатой на вмешательства извне. Вспоминаем слова великого гражданина Американского континента Эрнеста Хемингуэя: «Не спрашивай, по ком звонит колокол. Он звонит по тебе». Напоминаем их нашим партнерам.

— Немного о другом нашем союзнике в Латинской Америке. Весной будет год с момента избрания на пост председателя Госсовета Кубы Мигеля Диас-Канеля. Если подводить первые итоги, какие ключевые изменения за этот год вы бы отметили. Какое влияние смена главы Госсовета оказала на российско-кубинские отношения?

— Прошедший год был особым для народа Кубы, для наших кубинских друзей. Был избран и вступил в должность новый председатель Государственного совета и Совета министров Мигель Диас-Канель, представляющий новое поколение кубинских руководителей. При этом мы отметили важное единство двух взаимодополняемых компонентов его политики: преемственности курса страны во внутренних и внешних делах, а также принимаемых мер по модернизации политической системы и экономической модели развития острова. Принципиальное значение на этом пути будет иметь предстоящий всенародный референдум по проекту новой конституции.

Состоявшийся в ноябре 2018 года визит кубинского лидера в Москву, его переговоры с президентом Владимиром Путиным определили векторы нашего дальнейшего взаимодействия с Гаваной на перспективу. Самое главное, что хотел бы подтвердить: Куба была и остается нашим верным другом и союзником в Латинской Америке и Карибском бассейне и в мире в целом. Это наше ценное достижение, к которому важно подходить бережно, рационально и приумножать на благо народов двух стран.

— Глава российского МИДа Сергей Лавров был в прошлом году в Аргентине на саммите G20, но полномасштабных региональных турне для обсуждения двусторонней повестки не было уже несколько лет. С чем это связано? Планируются ли на 2019 год визиты министра в страны Латинской Америки?

— Давайте не будем искать черную кошку в темной комнате, как гласит китайская мудрость. Тем более что министерский диалог с латиноамериканцами не только не прерывался, но и получил в последние годы новую динамику. Что касается визитов на будущее, то они, конечно, готовятся. Об их согласовании мы будем обязательно и своевременно информировать.