Сборная России не пережила удары В четвертьфинале чемпионата мира она уступила в серии пенальти хорватам

01:01 08.07.2018
(обновлено: 01:01 08.07.2018)

Сборная России была очень близка к тому, чтобы превратить свое и так великолепное выступление на чемпионате мира в выступление без всяких натяжек выдающееся. Вслед за испанцами она измучила других фаворитов — хорватов. Российская команда даже смогла отыграть мяч, пропущенный уже в овертайме, который закончился со счетом 2:2, и не устояла лишь в серии пенальти. За самой, может быть, драматичной игрой этого первенства наблюдали в Сочи Алексей Доспехов и Евгений Федяков.


Этот вечер — вечер прощания чемпионата с его хозяевами, с самой, наверное, удивительной его командой — был долгим. Но в памяти у тех, кто его пережил, видимо, останется каждая минута.

За час до матча дувший с моря ветер нагонял на двух джентльменов, которые неподалеку от нас готовились с трибуны «Фишта» комментировать его для аудитории, говорящей на английском языке, не тоску, а что-то прямо противоположное. Словно на поле уже разворачиваются события экстраординарные. Один пучил глаза на стартовый протокол, в котором у российской сборной значилось не пять защитников, как в матче с испанцами, а всего-то четыре — стандартный набор Станислава Черчесова: «Это позитивно! Это смело!» Другой поправлял: «Большой риск». Он, кажется, не сомневался, что с хорватами россиянам понадобится тот же «автобус», который не могли сдвинуть с места испанские футболисты. На что товарищ советовал ему посмотреть статистику. А она утверждала, что хозяева чемпионата мира, кто бы им ни противостоял, вот уже три десятка лет обязательно проскакивают четвертьфинал: 1990 год — Италия, 1998-й — Франция, 2002-й — Южная Корея, 2006-й — Германия, 2014-й — Бразилия. В этом списке отсутствовали, правда, южноафриканцы, которые принимали первенство в 2010 году, и японцы, которые в 2002-м принимали его совместно с корейцам. Ну, так они же, вообще, до четвертьфинала не добрались. Опытный аналитик, видимо, считал, что такими случаями можно пренебречь — чего не сделаешь ради того, чтобы подтянуть данные под прогноз.

А сборная России между тем вроде бы сразу показала, что, действительно, собирается сыграть принципиально иначе. Или все дело в хорватской нервозности, в дрожащих от волнения коленках, вызвавших искушение самим подавить для разминки? А давление, кстати, в конце концов, вылилось в не такую уж легкую хорватскую панику и смачный удар Артема Дзюбы в пятую точку Деяну Ловрену.

“Ъ” вел онлайн-трансляцию встречи Россия—Хорватия
“Ъ” вел онлайн-трансляцию встречи Россия—Хорватия

Но нет, картина вскоре прибрела привычные цвета. Сборная России, пережив неприятный прострел Анте Ребича, крутанувшего перед ним Федора Кудряшова, занялась тем, что умеет лучше всего. Тем, что некоторые презрительно называют «антифутболом», хотя это такой же футбол, как и все остальные. В общем, хорваты потихоньку расположились на российской половине.

Можно было подумать, что теперь-то их поклонники будут довольны — все же проще вот так, с мячом и перед российскими воротами, чем без мяча и перед своими. Но хорватский радийщик рядом с нами с такой нескрываемой тревогой выстреливал фразами в свой микрофон, что было ясно: нет, тут до удовлетворения далеко. Чем он возмущался, можно было понять, даже не зная языка, — по двум постоянно звучащим фамилиям: Брозович и Модрич. Марсело Брозович — это так хорватский цепной пес, человек, отвечающий за срыв атак оппонентов в середине поля, жрущий их лидеров (сожрал, кстати, самого Лионеля Месси), а еще — за зарождение атак. Так вот, тренер сборной Хорватии решил, что в матче с закрытой Россией обойдется и без него. Но кто занял позицию Брозовича? Лука Модрич — Модрич, который вообще-то для хорватов — примерно, как Месси для аргентинцев или Криштиану Роналду для португальцев. Он, игрок грандиозного наступательного прежде всего таланта, оказался, по сути, чернорабочим, разместившимся в районе центрального круга и почти не ходившим на передний край! Хорватского коллегу это обстоятельство не удивляло — возмущало.

А с Модричем на подхвате, на подстраховке сборная Хорватия была еще менее внятной, чем испанская команда. На том простреле Ребича и поданном после него угловом с ударом головой Ловрена все хорошее для нее закончилось. Игра снова была идеальной иллюстрацией того, что владение мячом и территорией в современном футболе — или, по крайней мере, конкретно на нынешнем чемпионате мира — совсем ничего не значит. Нечастые российские укусы были острее частых хорватских наскоков.

Публика, кажется, и не удивилась, что сборная России забила гол. Она его ждала. Удивилась разве что простоте и красоте исполнения: короткий пас Дзюбы на Дениса Черышева, и тот, нырнув между защитников, пробил с двух с половиной десятков метров. Гол был красив. Может, не так красив, как тот, что Черышев забил в матче открытия саудовцам, но точно во много раз важнее. Он заслуживал оваций.

А мы смотрели за Модричем и видели, что его потянуло на передний край. Ну да, план A для хорватов не сработал. Требовалось переходить к плану B. А наш радийщик уже чуть не плакал. У него, судя по всему, было ощущение, что никакой план не выручит. И тут неожиданно провалился правый фланг российской обороны — надежнейший, с Марио Фернандесом, который ведь везде успевает. Теперь не успел, заигрался, и Марио Манджукич, хорватский бомбардир, продемонстрировал, что и с пасом у него все в порядке, — голову Андрея Крамарича нашел идеально. Нет, время для решительных выводов еще не наступило.

Оно не наступало долго. Сборная России не смотрелась загнанной лошадью, измученной нудной оборонительной работой, которую к тому же приходится выполнять без травмированного Юрия Жиркова. Сборная Хорватии не смотрелась командой, которую российское хладнокровие выводит из себя. Она знала, конечно, что рано или поздно шансы у нее все равно будут.

А шанс был великий. После фланговой атаки и неудачного российского выноса Иван Перишич катил мяч в угол. Ему, мячу, — со стороны это представлялось так — некуда было деваться, кроме как в ворота. На пару мгновений на трибунах воцарилась жуткая тишина. На этот раз они ждали страшного. А мяч, стукнувшись о стойку, от нее прошел вдоль ворот, вдоль «ленточки» и, вильнув, ускакал за лицевую. В целом удачливой сборной России на этом чемпионате до такой степени еще не везло…

А Перишич через пару минут был заменен на Брозовича. Хорватия должна была быть счастлива. Модричу развязали руки.

А российский тренер Станислав Черчесов, освежая состав, поменял на Федора Смолова не Дзюбу, а Черышева. Сборная России захотела в такой ситуации поиграть в два нападающих. И даже выдала отрезок — не доминирования, но минут пять хорваты отбивались, прежде чем снова обступить российскую штрафную и заставить Черчесова убирать Дзюбу ради опорника Юрия Газинского.

А потом, уже когда дело вплотную подошло к компенсированному времени, случилось событие драматичное. Хорватский голкипер Даниэль Субашич, забирая мяч, схватился за бедро и скорчился от страшной боли. А все три замены Далич уже совершил. Субашич все-таки встал. Хорватам не понадобилось терпеть с полевым игроком вместо Субашича в воротах до овертайма — до разрешенной на этом чемпионате четвертой замены в случаях, если до него доходит.

В овертайме у сборной Хорватии вышел не запасной вратарь, а запасной защитник — Ведран Чорулка из «Локомотива» — вместо не стоявшего на ногах Шиме Врсалько. Поразительно, но, пожалуй, это хорватов больше измочалил сочинский матч. Это их больше тянуло ошибаться — даже так, что Смолову едва не довелось убежать один на один.

Но класс-то у хорватов никуда не пропал. Как и умение Модрича подавать угловые, и умение центральных защитников выигрывать поединки на втором этаже. Домагой Вида вывел сборную Хорватии вперед под горестный вздох стадиона, отказывавшегося поверить, что мяч, проскочив сквозь две пары ног, втискивается в угол ворот Игоря Акинфеева.

А сборная России осадила хорватские ворота. И выход Алана Дзагоева, залечившего повреждение, полученное еще в первом матче чемпионата, был для нее в масть. И Субашич все время был в напряжении, все время работал, нейтрализуя удары, навесы. Черчесов швырял бутылку с водой возле скамейки и взмахами рук требовал от трибун поддержки. Она и так была, но требовалась поддержка невероятной мощи. И «Фишт» не подводил.

Сборная России с такой поддержкой не могла не отыграться. Она отыгралась, когда Дзагоев подал «стандарт» от правого угла штрафной. А выпрыгнул на подачу не кто-то из признанных российских мастеров игры головой, а мастер фланговой работы Марио Фернандес. Но такие матчи ведь если и вытаскивают, то неожиданные герои.

Все опять, как в 1/8 финала для обеих сборных приплыло к серии пенальти. Только сейчас обе не могли выиграть, кто-то должен был уступить.

«Фишт» перед серией скандировал: «Игорь! Игорь!». Рассчитывал на Акинфеева. Но в помощи нуждались и те, кому бить пенальти. А они нервничали. Смолов не справился с Субашичем, герой Фернандес, с роду одиннадцатиметровые не исполнявший, отправил мяч в сторону от ворот… Акинфеев мог спасти. Он почти спас, зацепив мяч, отправленный в ворота Модричем. Но, откровенно говоря, свою долю везения заслужили в этом выдающемся матче и хорваты.

Точку в серии поставил Иван Ракитич. А опустившаяся на Сочи густая ночь провожала сборную России с чемпионата россыпью ярких звезд. Это было расставание из тех, которыми гордятся, но которые все равно оставляют зарубку на сердце. В полуфинале с англичанами сыграют хорватами. Но могла сыграть и сборная России — команда, которую перед чемпионатом считали чуть ли не аутсайдером.

АРМИЯ
ТЕХНОЛОГИИ