Между высочеством и величеством - Подготовка визита Владимира Путина в страны Персидского залива потребовала восточной тонкости - Газета "Коммерсантъ" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

00:00 05.03.2019
(обновлено: 00:00 05.03.2019)

Глава МИДа Сергей Лавров провел 4 марта переговоры сразу в двух странах Персидского залива — Катаре и Саудовской Аравии. Доха и Эр-Рияд уже полтора года не поддерживают дипломатических отношений и ревностно следят за внешнеполитическими контактами друг друга. Так, в ходе проработки визита президента РФ Владимира Путина в саудовское королевство выяснилось, что его одновременно хотят видеть и в других монархиях Залива, в частности в Катаре. Однако даты визита в Эр-Рияд и Доху еще не назначены: как отмечают источники “Ъ”, повестку встреч на высшем уровне пока просто нечем наполнить. Можно ли исправить ситуацию, выясняла корреспондент “Ъ” Марианна Беленькая.


Битва за визит на высшем уровне


В программе Сергея Лаврова — визиты в четыре страны Персидского залива: Катар, Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ. В понедельник министр провел переговоры в Дохе и Эр-Рияде. График турне выглядит как попытка проложить мост между соседями-соперниками. Напомним, что летом 2017 года Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет и Бахрейн приостановили дипотношения с Катаром, одновременно прервав транспортное сообщение с этой страной и объявив ей экономическую блокаду. Все попытки примирить противников до сих пор заканчивались провалом.

«Судя по риторике, которой обмениваются стороны на политическом уровне, прогресса не предвидится. Но есть подвижки в делах,— рассказал “Ъ” эксперт Российского совета по международным делам Юрий Бармин.



— Так, ОАЭ отменили запрет на посещение катарскими судами своих портов, а катарцы присутствовали на военных учениях в Заливе. Звучат высказывания и о возможной помощи ОАЭ в проведении Катаром чемпионата мира по футболу-2022, есть ожидания открытия к турниру границы с Саудовской Аравией. Но пока все очень зыбко».

Москва, как и другие игроки, имеющие интересы в Персидском заливе, заинтересована в восстановлении контактов между Дохой и ее соседями.

Однако российские дипломаты отмечают, что стороны конфликта должны разобраться сами.

Переговоры в Катаре начались для Сергея Лаврова со встречи с эмиром Тамимом бен Хамадом Аль Тани. Российский министр передал ему «приветствия и наилучшие пожелания» от Владимира Путина. В Дохе ждут главу российского государства. Приглашение катарской стороны давно передано и принято. Главная интрига — совпадет ли этот визит с анонсированной поездкой Владимира Путина в Эр-Рияд. Предполагалось, что она состоится еще в конце прошлого года, однако этого не произошло.

Как Катар выходит из международной изоляции

«Президент России был приглашен его высочеством эмиром Катара посетить ваше государство, он это приглашение принял, равно как и приглашение в ряд соседних стран. Когда этот визит состоится, предстоит определять протокольным службам глав государств»,— заявил Сергей Лавров на пресс-конференции в Дохе. На вопрос журналистов о визите в Катар и о том, совпадет ли он с поездкой в другие страны региона, министр отвечал неохотно. В Саудовской Аравии этот вопрос публично не обсуждался. Не факт, что арабские партнеры России позитивно воспримут одновременный визит президента в Эр-Рияд и Доху. Уже сейчас, по данным “Ъ”, саудовцы весьма болезненно отнеслись к тому, что Сергей Лавров прилетел в Саудовскую Аравию из Катара.

«Все сотрудничество вертится вокруг футбола»


По официальной версии, Россия и ее партнеры в Персидском заливе сейчас состыковывают графики глав государств. Однако проблема и в том, что наполнить повестку переговоров на высшем уровне как в Эр-Рияде, так и тем более в Дохе будет сложно.

На первый взгляд картина взаимодействия Москвы и стран региона выглядит оптимистичной. Товарооборот растет в среднем на 7–10% в год, происходит постоянный обмен делегациями. Так, Катар и Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) через совместный инвестфонд уже вложили более $2,5 млрд в российские проекты. В сентябре катарский фонд QIA закрыл сделку по приобретению 18,93% компании «Роснефть». В России надеются, что инвестиции увеличатся. В прошлом году министр энергетики РФ Александр Новак в интервью телеканалу «Россия 24» заявлял: Москва и Доха рассматривают совместные проекты на сумму $12 млрд. Гендиректор Moscow Policy Group Алексей Потемкин в разговоре с “Ъ” добавил: у России хорошие перспективы в сотрудничестве с Катаром в сельском хозяйстве, а также в IT-сфере. По его словам, Катар, как и другие страны Персидского залива, интересуются российскими технологиями в области кибербезопасности. Россия делится с Катаром опытом проведения чемпионата мира по футболу: от вопросов организации пограничного контроля до логистики и сервисного обслуживания. «Можно сказать, что все наше сотрудничество в основном вертится сейчас вокруг футбола»,— уточнил Алексей Потемкин.

Инвестиции Саудовской Аравии в Россию через проекты РФПИ также составили $2,5 млрд. В этом году планируются новые проекты. В частности, речь идет о приобретении доли в нефтесервисной компании «Новомет», которая стала первым российским поставщиком оборудования для Saudi Aramco.

В целом интересы России во всех странах региона примерно одинаковы: это нефтехимия, ВТС, сельское хозяйство, медицина и IT.

Между тем, как отмечают эксперты, развитие сотрудничества идет очень медленно. «По предыдущим соглашениям, заключенным в ходе визита в Москву короля Саудовской Аравии Сальмана, у нас очень много нереализованных ожиданий: и по инвестициям, и в сфере ВТС, и по другим двусторонним соглашениям. ВТС провисает и в Катаре. Нет подтверждений и новых соглашений, которые моли бы быть подписаны в ходе визита президента»,— сказал “Ъ” эксперт РСМД Юрий Бармин. Не радуют и объемы товарооборота. Общий товарооборот России с арабскими странами в 2018 году составил $21,7 млрд. В основном он приходится на две страны — Египет и Алжир. Саудовская Аравия занимает в списке шестое место ($762,7 млн), а Катар — третье с конца, 16-е ($78,7 млн).

Надежды на изменение ситуации возлагаются на серию заседаний межправительственных комиссий со странами Персидского залива, которые должны состояться в марте-апреле. Неслучайно российский министр уделил много внимания вопросу перехода двустороннего сотрудничества в практическую плоскость. «Мы едины с нашими катарскими друзьями в том, чтобы и далее наращивать торгово-экономические обмены, стимулировать взаимную торговлю. Приветствовали усилия, которые предпринимаются по линии совместной межправительственной комиссии по торговому, экономическому и техническому сотрудничеству, очередное заседание которой состоится в Москве 10 апреля. Там же будут проходить в эти дни четвертая международная выставка “Арабия-Экспо” и 12-я сессия Российско-арабского делового совета»,— сказал Сергей Лавров в Дохе.

Как пояснили “Ъ” российские источники, связанные с двусторонним сотрудничеством в экономической сфере, выставка и сессия делового совета станут лакмусовой бумажкой для российско-арабского сотрудничества.

По данным источников, за месяц до открытия выставки все еще нет четкого понимания, кто в ней будет участвовать. Предполагается, что визит главы Сергея Лаврова в регион Персидского залива «подстегнет» арабскую сторону.

Через прицел мушкета


Еще одно направление, где не все так гладко, как хотелось бы,— это Сирия. С одной стороны, и Доха, и Эр-Рияд уже не требуют немедленной отставки президента Сирии Башара Асада. С другой, они остаются самыми ярыми противниками возвращения Сирии в Лигу арабских государств. Не торопятся они вкладывать деньги и в восстановление территорий, которые находятся под контролем президента Асада. В то же время эти вопросы — одни из самых важных на сегодняшний день для Москвы на сирийском направлении, и они были затронуты в ходе визита Сергея Лаврова. Но ответы его собеседников не обнадеживали.

«Мы считаем, что на земле в Сирии не произошло ничего, что поменяло бы нашу позицию, что изменило бы общий подход к этому вопросу»,— сказал на пресс-конференции в Дохе глава МИД Катара Мухаммед Аль Тани.



В Эр-Рияде, чьи региональные союзники — Бахрейн и ОАЭ — вернули свои посольства в Дамаск, в целом не столь категоричны, но также пока не намерены публично пересматривать свою позицию, особенно под давлением США.

Американское и в целом западное влияние отражается на всех сферах сотрудничества Москвы со странами Персидского залива. Особенно это видно в вопросах ВТС. Так, еще в октябре 2017 года в ходе визита в Доху министра обороны РФ Сергея Шойгу было подписано соглашение о военно-техническом сотрудничестве с Катаром. После этого началась работа по его наполнению. Были достигнуты договоренности о поставке автоматов Калашникова (Катар, отметим, стал стартовым экспортным заказчиком АК-12) и противотанковых ракетных комплексов «Корнет-Э». Проявлял Катар заинтересованность и в приобретении зенитных ракетных систем С-400 «Триумф», хотя вряд ли сделка может быть реализована. «У нас нет никакого окончательного понимания по вопросу С-400, есть технические команды, специалисты, которые обсуждают, какие есть перспективы»,— сказал Мухаммед Аль Тани.

Развивая ВТС с Москвой, Доха при этом опасается попасть под американские и европейские санкции.

Катарцы, по данным осведомленных источников “Ъ”, предложили такой вариант: Москва передает оружие в дар, взамен эмират увеличивает инвестиции в российскую экономику. Идея бартера изначально не встретила энтузиазма в Москве, а катарцы обиделись на ее негибкую позицию. Но на переговорах в Дохе стороны заверили друг друга, что готовы искать пути решения проблемы. Примечательно, что среди четырех стран своего турне именно в Катаре Сергей Лавров провел переговоры с главой военного ведомства — госминистром по делам обороны Халидом бен Мухаммедом аль-Атыйей.

На переговорах в Дохе министру подарили деревянный мушкет XIX века. Теперь обеим сторонам переговоров нужно постараться, чтобы он не остался самым ярким примером сотрудничества в сфере ВТС.