Ничья с осадком - Откроют ли Япония и Россия новый горизонт взаимодействия - Журнал "Огонёк" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

00:00 04.02.2019
(обновлено: 00:00 04.02.2019)

Российско-японский диалог: продвижение вперед или откат назад?



Японский премьер Синдзо Абэ прибыл в Москву 22 января, встретился с президентом Путиным в 25-й раз, обсудив вопрос территориального размежевания между двумя странами, и уехал в тот же день с традиционным результатом — очередной ничьей. Как следует такой результат оценивать?



Задача для любой администрации Японии — это заключение мирного договора с Россией. Эта фраза пахнет анахронизмом, но такова юридическая реалия между двумя странами. Ведь Советский Союз отказался от подписания многостороннего Сан-Францисского мирного договора в 1951 году, и только спустя 5 лет — в 1956-м — Япония и СССР отдельно договорились об окончании войны: стороны заключили Совместную декларацию, хотя им не удалось юридически зафиксировать послевоенные границы. Разногласия остались, и поэтому формальный мирный договор не был заключен. И вот теперь нынешний японский премьер господин Абэ сделал упор на заключение мирного договора с определением послевоенных границ. Только стабильная администрация способна справляться с такой сложной задачей. Ведь до последнего времени Япония настаивала на возвращении трех островов и одной гряды у своего побережья, которые с самого начала установления ее дипломатических отношений с Россией в 1855-м были признаны японскими. Между тем, по мере того как усилия господина Абэ приближались к апогею, протесты против отдачи островов нарастали внутри России. В итоге получалась такая же картина, что и примерно 20 лет тому назад, причем с участием тех же самых лиц (все, правда, за это время поседели). И это вызвало ностальгию у многих, включая вашего покорного слугу.

Заданные координаты


Давайте спокойно оценим сложившуюся ситуацию. Понятно, что Япония не собирается силами урвать чужое. Однако у нее (не у японского МИДа, к его чести замечу) есть несколько детских представлений о положении России. Мол, Россию, которая страдает от западных санкций, можно приманивать японскими деньгами, или, мол, если заключишь мирный договор с Россией, она будет отстаивать интерес Японии в отношении Китая.

Как Никита Хрущев не попал на переговоры с японцами
Как Никита Хрущев не попал на переговоры с японцами

В то же время и позиция Москвы небезупречна, особенно в части игнорирования исторических фактов. Хотя было время, когда представители обоих МИДов за столом переговоров сверяли юридические позиции друг друга и в конечном итоге договорились о выпуске «Совместного сборника документов по истории территориального размежевания между Россией и Японией» как на японском, так и на русском языках. В нем собраны исторические документы, действенность которых признаны обеими сторонами и которые вследствие этого могли бы служить общей базой для дальнейших переговоров.

В начале этого сборника, напомню, стоит абзац из утвержденной императором Николаем I 24 февраля 1853 года Дополнительной инструкции МИД России Е.В. Путятину. Адмирал Путятин в то время вел переговоры с Японией об установлении дипломатических отношений, и император Николай I ему четко указывает, что можно соглашаться на то, что острова от Итурупа и южнее (всего три острова и одна гряда — предмет нынешнего спора) принадлежат Японии. В результате Трактат о торговле и границах между Японией и Россией от 26 января 1855 года гласит, что государственная граница проводится между островом Уруп (Россия) и островом Итуруп (Япония).

Ссылаясь на это и на последующие договора, Япония управляла тремя островами (Шикотан, Кунашир и Итуруп) и одной грядой (Хабомаи) до того, как советские войска взяли их без боя в августе 1945 года, когда японские войска уже сложили оружие по приказу императора Хирохито. Поэтому японцы считают, что эти три острова и одна гряда должны быть возвращены по образцу Окинавы и других территорий, которые США продолжали оккупировать после войны, но в конечном итоге вернули Японии. Я знаю по своему опыту (как дипломат, долгие годы работавший в Москве), что большинство россиян не хотят признавать эти исторические факты. Но если я скажу, что эти острова для японцев — то же, что Крым был для русских до недавнего времени, то вы, наверно, поймете хотя бы нашу эмоцию.

Японцам говорят сегодня, что они не должны пытаться изменить послевоенные реалии.

Но в отличие от Европы между Японией и Россией еще нет мирного договора, который должен юридически определять послевоенные реалии, то есть границы. Еще японцам указывают, будто их претензия на острова противоречит Уставу ООН. При этом ссылаются на так называемые статьи, касающиеся противников, побежденных во время Второй мировой войны, которые запрещают им попытки изменить послевоенное устройство. Но, во-первых, во время Второй мировой войны Япония и СССР не были противниками — между ними существовал Пакт о нейтралитете. И, во-вторых, когда президент Горбачев нанес официальный визит в Японию в апреле 1991 года, обе стороны подписали совместное заявление и объявили вместе в его 18-й статье, что данные статьи Устава ООН уже потеряли смысл.

Сергей Агафонов размышляет о будущем российско-японских отношений
Сергей Агафонов размышляет о будущем российско-японских отношений

И как на таком фоне выглядят разговоры об очередной «ничьей»? Если коротко — неубедительно. И что бы ни говорили иное, суть очевидна: несмотря на разные уступки Японии, Россия, забыв о разных поступательных договоренностях, достигнутых в течение последних 25 с лишним лет, возвращается на позиции советской эпохи. В данной ситуации я буду советовать своему правительству вернуться к прежней фундаменталистской позиции и добиваться одновременного возвращения Хабомаи, Шикотана, Кунашира и Итурупа.

Другая повестка


Такой вот диалог: каждый о своем
Такой вот диалог: каждый о своем

Фото: Kyodo News via Getty Images

При всем этом обе страны будут и должны продолжать отношения друг с другом. И в политике, и в экономике, не говоря уже о культуре, есть много возможностей для развития отношений. Прямые инвестиции японских предприятий в России насчитывали примерно 2 млрд долларов в 2015 году. Эта сумма небольшая, но инвестиции были сделаны прежде всего в промышленное производство, что очень благоприятно для экономики России («Тойота», «Ниссан» и другие японские автомобильные компании давно построили здесь свои заводы). Япония также сыграла существенную роль в освоении нефти и природного газа на побережье Сахалина, импортирует большое количество нефти, природного газа и каменного угля с Дальнего Востока России (порядка 10 процентов своего потребления). Нельзя упускать из вида и то, что между народами двух стран складывается естественная симпатия друг к другу.

Япония перестает быть непонятной и экзотичной страной, и японская молодежь проявляет непредвзятый и открытый интерес к России и россиянам.

Если говорить о высоких материях, то обе страны разделяют одну «мировую миссию». Ведь сегодня весь мир разлагается. Европейское сообщество стоит перед опасностью краха, президент США Трамп не скрывает свою неприязнь к НАТО и другим союзническим образованиям, в том числе японо-американскому союзу. Саммит G-20, который состоится в конце июня в Японии, должен стать площадкой, где участники могут договориться о принципах, не раскалывающих, а сплачивающих весь мир. И в этом деле Россия могла бы помочь Японии как стране-председателю.

А в Восточной Азии в более далекой перспективе угадывается совсем другой политический ландшафт, в котором союзнические отношения во главе с США становятся более относительными. Это будет подталкивать заинтересованные государства к созданию регионального механизма для обеспечения стабильности в этой части мира. Это может быть даже восточноазиатский вариант ООН или ОБСЕ.

Если это состоится, то Япония и Россия откроют новый горизонт взаимодействия. Тогда появится возможность в будущем с более трезвой головой обращаться к вопросу размежевания послевоенных границ между Японией и Россией и заключения мирного договора. Эти две позиции, стоит отметить, не всегда заключены в один «пакет»: например, Россия и Китай, долгие годы враждовавшие между собой, смогли достичь договоренности о границах в 2004 году, заранее заключив договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве в 2001-м… Но это вопрос будущего.