С голодной головой - Прокуратура Кузбасса проверяет законность сокращений медсестер - Коммерсантъ (Новосибирск) - Издательский Дом КоммерсантЪ.

00:00 30.04.2019
(обновлено: 00:00 30.04.2019)

Прокуратура проверяет законность сокращений младшего медперсонала больницы Анжеро-Судженска после голодовки трех медсестер. Они приостановили акцию протеста еще в пятницу, но готовы возобновить ее, если не прекратятся угрозы и давление на их родственников. Глава Кузбасса Сергей Цивилев считает, что «кроме крика на весь мир, по факту голодовки не было», но не отрицает «тяжелейшего состояния» системы здравоохранения Кузбасса. Правозащитники напоминают, что голодовок из-за трудовых споров не было в России последние десять лет, это способ заставить гос­органы более детально изучать ситуацию.


Надзорно-контрольные органы проводят проверку законности сокращений младшего медперсонала в Анжеро-Судженске после голодовки медсестер. Об этом заявил вчера глава региона Сергей Цивилев. Впрочем, сам он уверен, что «кроме крика на весь мир, по факту голодовки не было». «Сами перенервничали, себя довели, администрация Анжеро-Судженска была выбита из работы, больница выбита из работы. Хотят сохранить себе зарплату, не выполняя работу за эту зарплату»,— сказал глава Кузбасса.

13 марта администрация анжеро-судженской горбольницы уведомила коллектив о необходимости сокращения 105 санитарок и младших медсестер. Им предложили остаться в больнице в должностях уборщиц. Большинство из них — 93 человека — согласились с предложением, 12 человек отказались. Несогласные написали жалобы в областной Росздравнадзор, Роструд, департамент охраны здоровья населения, областную прокуратуру. 24 апреля три младшие медсестры акушерского отделения больницы начали голодовку протеста против массового сокращения штата. Одна из участниц акции протеста Татьяна Никифирова на третьи сутки голодовки потеряла сознание на работе и была госпитализирована в кардиоцентр Кемерово. 26 апреля женщины приостановили голодовку после обещаний заместителя прокурора области Андрея Тимошичева «объективно разобраться в законности действий администрации больницы». Однако после этого родственникам женщин стали поступать угрозы. Как написала на своей странице во «Вконтакте» младшая медсестра Марина Агаркова, ее брата вызвал директор предприятия, где тот работает, и «предложил поговорить со мной, чтобы я отступила, то есть вышла из проф­союза "Действие" и согласилась с переводом в уборщицы». Также он намекнул, что брата могут уволить, сообщила госпожа Агаркова и пообещала возобновить голодовку, если угрозы не прекратятся.

При этом губернатор не отрицает «тяжелейшего состояния» системы здравоохранения Кузбасса.

«Наше здравоохранение в экономическом смысле быстро летит к банкротству, только за 1 квартал мы нарастили 300 млн руб. долгов»,— сказал господин Цивилев.

Он объяснил это тем, что «долгое время в здравоохранении никто ничего не делал». «Когда остальные субъекты проводили оздоровление системы, у нас были только доклады, что все хорошо. Как в той песне: "Все хорошо, прекрасная маркиза". Вы знаете, чем все закончилось»,— пояснил глава Кузбасса.

В пресс-службе областного департамента охраны здоровья населения “Ъ-Казань” уточнили, что сейчас в Кузбассе «проводится анализ численности и функциональных обязанностей сотрудников государственных медучреждений». «Речь идет не о сокращениях или увольнении работников, а о переводе на другие должности согласно потребностям конкретных больниц. При этом численность работников остается прежней, и сохраняется уровень средней зарплаты»,— заверили в департаменте. На вопрос, сколько человек будут переведены на другие должности в рамках оптимизации штатного расписания больниц, в департаменте не ответили. Не знает этой цифры и сопредседатель межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал. По его информации, за последние пять лет в России были сокращены 300 тыс. единиц младшего медперсонала из 780 тыс. человек. По его оценке, будут сокращены еще не менее 100 тыс.

По данным господина Коновала, в онкологическом отделении анжерской больницы лишь после переговоров с профсоюзом администрация согласилась оставить двух санитарок, однако этого не хватает для организации круглосуточного поста, хотя здесь лежат тяжелобольные пациенты. «Сокращение штатов фиктивно и имеет лишь одну цель — сократить зарплату, дополнительные дни отпуска и надбавки за вредность, полагающиеся младшему медперсоналу»,— полагает представитель «Действия».

Член Совфеда РФ по взаимодействию с институтами гражданского общества Евгений Корчаго пояснил “Ъ-Казань”, что с юридической точки зрения в случае организационных или технических изменений работодатель должен уведомить работника за два месяца об изменении условий труда, работнику должны быть предложены все имеющиеся вакантные должности, в том числе и нижестоящие. «Работник вправе согласиться на эти условия или отказаться, тогда трудовой договор с ним через два месяца расторгается. Работник вправе обратиться в прокуратуру, инспекцию по труду, в суд с просьбой провести проверку законности изменений условий труда»,— сказал господин Корчаго.

Он полагает, что какие-то ответы работникам анжерской больницы все же приходили, но, скорее всего, были формальными и не устраивали граждан. «Голодовка — это особый способ привлечь внимание общественности, СМИ и заставить гос­органы более детально изучать ситуацию»,— считает правозащитник. По его данным, в России сегодня голодовки по трудовым спорам крайне редки, последние десять лет их вообще не было.