Смертельная доза правосудия Правозащитники озабочены казнями наркоторговцев

11:00 18.05.2018
(обновлено: 11:00 18.05.2018)

Каждая третья смертная казнь в мире является наказанием за преступления, связанные с наркотиками. Такие данные приводит в своем обзоре Amnesty International, где считают такую ситуацию серьезным нарушением Международного пакта о гражданских и политических правах. Сейчас законодательство 33 стран допускает подобное наказание за наркопреступления, и их количество может расшириться: в марте 2018 года президент США Дональд Трамп публично предложил ввести смертную казнь для наркоторговцев. Однако правозащитники называют подобные методы бессмысленной жесткостью. Между тем в России, где действует мораторий на смертную казнь, за последние 20 лет существенно снизилось количество сторонников этого наказания для наркоторговцев.


Международная правозащитная организация Amnesty International в своем ежегодном обзоре «Смертные приговоры и казни» собрала доступную статистику о применении высшей меры наказания. По данным правозащитников, сейчас в мире как минимум 21 919 человек приговорены к смертной казни и ожидают ее исполнения. За 2017 год в 23 странах мира были казнены минимум 993 осужденных — на 39 меньше, чем в 2016 году (впрочем, в ряде стран точные данные о количестве казненных являются государственной тайной).

Правозащитники особо подчеркивают, что практически каждая третья казнь в прошлом году применялась из-за преступлений, связанных с наркотиками (28%; 280 казней). Они считают это серьезным нарушением Международного пакта о гражданских и политических правах. Документ, принятый еще в 1966 году, предписывает странам, где существует смертная казнь, выносить приговоры «только за самые тяжкие преступления». В Amnesty указывают, что преступления, связанные с наркотиками, не являются таковыми.

Китай был первым


Первой страной, которая ввела смертную казнь за наркопреступления, стал в 1948 году Китай. В 1950-е годы за ним последовали Малайзия и Иран, в 1970-е — Сингапур. В 2018 году законодательство уже 33 стран допускает применение смертной казни за подобные преступления. И по крайней мере в девяти из них смертная казнь является обязательным наказанием за хранение и/или продажу психоактивных веществ.

В марте 2018 года Международная организация по снижению вреда при ООН (Harm Reduction International, HRI) выпустила доклад «Смертная казнь за преступления, связанные с наркотиками». По данным HRI, в 2015–2017 годах по меньшей мере 1320 человек были казнены за подобные преступления — 718 в 2015 году, 325 в 2016-м и 280 в 2017-м. На первый взгляд, число казней заметно снизилось, однако в ООН напоминают, что в этой статистике не учитывается Китай, где подробности казней засекречены. «Карательное подавление продолжает оставаться доминирующим подходом к наркотикам по всему миру»,— свидетельствуют авторы обзора.

Как Европа и Америка торговали в Китае опиумом
Как Европа и Америка торговали в Китае опиумом

Из стран, где судебная статистика более-менее открыта, на первом месте стоит Иран. По данным HRI, с 2015 по 2017 год там совершено 2009 казней, 1176 из них — за преступления, связанные с наркотиками. «Местные НКО сообщают, что такие осужденные неделями подвергаются пыткам,— говорится в докладе.— Иранские власти признали, что большинство казненных не крупные наркодельцы, а бедные маргинализированные люди, которые перевозят наркотики за очень маленькую плату». В Иране смертные приговоры приводятся в исполнение путем повешения.

В Саудовской Аравии с 2015 по 2017 год совершена 121 казнь за преступления, связанные с наркотиками (всего за это время было казнено 449 человек). В докладе HRI подчеркивается, что минимум 31% казненных были выходцами из Пакистана (составляют 6% населения Саудовской Аравии). С начала 2018 года в этой стране казнено уже 48 человек, половина из них — за ненасильственные преступления, связанные с наркотиками, сообщается на сайте Международного консорциума по политике в сфере оборота наркотиков. «Одной из самых главных проблем остается выбивание "признаний" пытками, давлением или насилием. В Саудовской Аравии они часто являются единственными доказательствами в делах, заканчивающихся смертной казнью»,— говорится в докладе HRI. Казнь в этой стране производится путем отрубания головы.

В Индонезии с 2015 по 2017 год приведено в исполнение 18 смертных приговоров за наркопреступления, в Сингапуре зафиксировано восемь таких казней.

Открытая статистика Китая не так подробна, как у других стран. Международная организация по снижению вреда при ООН указывает, что в 2014 году было казнено около 2,4 тыс. человек, столько же и в 2015 году. Скольким из них были предъявлены обвинения в преступлениях, связанных с наркотиками, неизвестно. В 2017 году Amnesty International выпустила доклад «Смертельные секреты Китая». В официальной базе данных China Judges Online организация обнаружила сведения о том, что Верховный народный суд Китая в период с 2011 по 2016 год одобрил 701 казнь, 94 случая были связаны с наркотиками. Вместе с тем правозащитники считают эти данные неполными — например, в базе нет сведений об иностранных гражданах, обвиненных в наркоторговле. Изучив государственные СМИ Китая, которые периодически публикуют сведения об исполнении приговоров, Amnesty International обнаружила еще несколько сотен казней, которые отсутствовали в официальной базе приговоров.

Правозащитники уточнили сведения о социальном статусе смертников, приговоренных Верховным народным судом Китая. Подавляющее большинство оказалось сельскими жителями (387 человек, 55%). 170 казненных были безработными (24%), 42 — внутренними трудовыми мигрантами (6%), 38 — рабочими (5%). Только 15 человек из 701 имели университетское образование (2%).

Большинство россиян не одобряет казнь для наркоторговцев


Репрессивные методы борьбы с наркоторговлей, самым жестким из которых является смертная казнь, на самом деле правильнее считать средством социального контроля, считает член Глобальной комиссии по наркополитике при ООН Мишель Казачкин. «Афроамериканцы составляют 13% жителей США. И есть научные данные, что процент употребляющих наркотики среди них не отличается от показателей среди белых,— говорит он “Ъ”.— Но в тюрьмах 43% осужденных за наркопреступления — это афроамериканцы. Значит, их шансы и риск подвергнуться репрессиям выше». Он приводит другой пример — в Великобритании по статистике полицейские в шесть раз чаще обыскивают чернокожих прохожих на наличие наркотиков, чем белых. «Некоторые считают, что если бы не было таких репрессивных мер, ситуация с наркотиками была бы гораздо хуже. Я слышал такое мнение и в России,— говорит представитель ООН.— Но нет научных данных, доказывающих связь между интенсивностью репрессий и снижением числа людей, которые употребляют наркотики».

Объем теневого рынка психоактивных веществ только растет, как и его разнообразие. В докладе Глобальной комиссии по вопросам наркополитики при ООН, выпущенном в 2016 году, говорится, что культивирование опиумного мака «достигло пика, распространившись на 320 тыс. га по всему миру».

Как меняются каналы поставок запрещенных веществ
Как меняются каналы поставок запрещенных веществ

«В Иране, Китае, Сингапуре, Индонезии противоречивая политика по отношению к наркотикам. С одной стороны, сохраняется смертная казнь, а в Китае действуют так называемые трудовые лагеря для людей, которые страдают наркозависимостью,— говорит “Ъ” президент российского Фонда имени Андрея Рылькова Анна Саранг.— Но с другой стороны, там есть и программы снижения вреда. В Китае она включает обмены шприцев, бесплатные презервативы, предоставление заместительной терапии метадоном. Получается, что эти государства занимают двоякую позицию и не могут определиться: люди, которые страдают наркозависимостью,— это преступники или пациенты?» Она добавила, что в России практики снижения вреда не приветствуются государством, а заместительная терапия вообще запрещена.

В России с 1997 года действует мораторий на смертную казнь. Но политики периодически предлагают его отменить и вернуть высшую меру наказания — чаще всего это обосновывается необходимостью борьбы с терроризмом, педофилией и наркотиками. В декабре 2017 года депутат Госдумы от «Единой России» Геннадий Онищенко заявил, что считает допустимым применение смертной казни в отношении людей, которые распространяют наркотики среди молодежи. «Там, где идет преднамеренное, умышленное, системное вовлечение, конечно, прежде всего молодежи, в постоянное потребление наркотиков, здесь жесткость наказания должна быть более решительная. Именно в этом сегменте я бы вернулся к смертной казни»,— сказал господин Онищенко. Кандидат в президенты от партии «Коммунисты России» Максим Сурайкин обещал в случае победы в президентских выборах 2018 года ввести смертную казнь для совершивших особо тяжкие преступления.

Соцопрос «Левада-центра» показывает, что российское общество расколото по этому вопросу. Почти половина россиян (44%) в 2017 году высказались за смертную казнь, другая часть опрошенных (41%) выступают против ее применения.

За последние 20 лет в российском обществе снизилось количество сторонников смертной казни для наркоторговцев. По данным ВЦИОМ, в 1999 и 2009 годах 61% опрошенных поддерживали такое наказание. Но уже в 2014 году смертную казнь для наркоторговцев одобряли уже лишь 46%.

Дональд Трамп — за смертную казнь


Amnesty International в своем докладе надеется, что мир все-таки продолжает движение к отмене смертной казни. «Полный запрет этого исключительно жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство наказания вполне достижим»,— говорится в докладе. Даже в тех странах, где пока сохраняется казнь за хранение или продажу наркотиков, законодательство постепенно смягчается. В октябре 2017 года в Иране подняли минимальное пороговое значение по количеству наркотических веществ, обнаружение которых карается смертной казнью. «Это может облегчить судьбу примерно 4 тыс. людей, ждущих смерти за мелкие преступления, связанные с наркотиками»,— говорится в докладе HRI.

Схожие поправки приняты и в Малайзии. А власти Саудовской Аравии готовы рассматривать замену смертного приговора на тюремное заключение в случае преступлений, не связанных с убийствами. Об этом наследный принц Мухаммед бен Сальман заявил в интервью журналу «Тайм» 5 апреля 2018 года.

Даже в Китае за последние десять лет было проведено несколько судебных реформ для того, чтобы сократить применение смертной казни. Однако оценить, насколько эти меры успешны, невозможно из-за нехватки данных, говорят в Amnesty International.

Опиоидные передозировки распространяются со скоростью эпидемии
Опиоидные передозировки распространяются со скоростью эпидемии

Однако эту намечающуюся тенденцию могут остановить появившиеся в мире очаги жестокой «войны с наркотиками», опасаются правозащитники. Самый яркий пример — Филиппины, где в июне 2016 года президент Роберто Дутерте призвал граждан самостоятельно бороться с наркоторговлей любыми способами. Только за полтора года в стране без какого-либо суда и следствия были убиты более 12 тыс. человек, подозреваемых в употреблении и/или продаже наркотиков. «Президент Дутерте заявил, что не интересуется правами человека и не считает себя связанным международным правом,— говорится в докладе HRI.— Он не только неоднократно и публично одобрял внесудебные убийства, которые применялись против городской бедноты, но также призывал правоохранительные органы и общественность убивать тех, кого они подозревают в употреблении или продаже наркотиков. Президент гарантировал отсутствие наказания за это и обещал вознаграждение».

Эксперты Международной организации по снижению вреда при ООН опасаются, что ситуация на Филиппинах может стать «новым трендом» и развязать руки другим странам. В апреле 2017 года Дональд Трамп провел телефонный разговор с Роберто Дутерте. Согласно сообщению МИД Филиппин, он положительно отозвался об антинаркотической политике своего коллеги.

Через год и президент США предложил серьезно ужесточить наказание для наркоторговцев — вплоть до введения смертной казни. «Если мы не будем более жесткими с ними, мы просто будем терять время. Эта жесткость включает в себя смертную казнь»,— заявил господин Трамп. По сообщению СМИ, публика встретила слова главы государства аплодисментами. И уже через три дня генеральный прокурор США Джефф Сешенс поручил федеральным прокурорам требовать смертной казни по делам, связанным с наркотиками, «в случаях, когда это приемлемо». «Мы не можем продолжать действовать как раньше»,— сказал генпрокурор.


АРМИЯ
ТЕХНОЛОГИИ