Обвиняемые в экстремизме сели не в тот автобус - ФСБ при задержании иеговистов использовала гражданский транспорт - Газета "Коммерсантъ" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

00:00 15.04.2019
(обновлено: 00:00 15.04.2019)

Сургутские последователи учения «Свидетелей Иеговы» жалуются, что сотрудники ФСБ перевозили задержанных верующих не в служебном транспорте, а в микроавтобусах посторонних организаций. Они утверждают, что спецслужбы использовали автобусы с символикой «Сургутнефтегаза», «Северавтодора» и Сургутского политехнического колледжа. Адвокаты фигурантов заявляют о необходимости проверить законность действий силовиков. В ФСБ заявили “Ъ”, что вопрос о перевозке задержанных «составляет государственную тайну».


Впервые об использовании ФСБ гражданских автомобилей заявил в интервью “Ъ” Тимофей Жуков, бывший помощник прокурора Сургута, который отказался от карьеры в правоохранительных органах и стал «свидетелем Иеговы». Он рассказал, что сотрудники ФСБ и Следственного комитета России (СКР) после многочасового обыска повезли его на допрос в микроавтобусе госкомпании «Северавтодор». По его словам, другие задержанные верующие также упоминали, что их перевозили в микроавтобусах с символикой различных гражданских организаций на кузове.

Напомним, в 2017 году Верховный суд РФ признал экстремистской организацией «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России», деятельность центра и его филиалов была запрещена. 15 февраля 2019 года в Сургуте следователи СКР и сотрудники ФСБ задержали и допросили около 40 последователей учения по делу об организации экстремистского сообщества. Некоторые верующие заявили, что при допросе их избивали и пытали электрошокером. В СКР признали, что применяли «боевые приемы» из-за сопротивления при задержании, но обвинения в пытках ведомство отрицает. Адвокаты провели независимую судмедэкспертизу, которая зафиксировала у семерых верующих «множественные кровоподтеки» и ожоги от электротока, «характерные для мучений и истязаний» (см. “Ъ” от 29 марта).

«Мы насчитали минимум одиннадцать микроавтобусов с символикой "Сургутнефтегаза", три автобуса "Северавтодора", два автобуса Сургутского политехнического колледжа и еще три — без символики,— рассказал адвокат Егиазар Черников о том, какие транспортные средства использовали сотрудники СКР и ФСБ.— Один из моих доверителей слышал, как водитель автобуса пожаловался, что его "с рейса сдернули"«.

“Ъ” обратился в упомянутые организации за комментарием. В пресс-службе «Сургутнефтегаза» поначалу заявили, что у компании «вообще нет микроавтобусов с корпоративной символикой». Однако на сайте поклонников автобусного транспорта «Фотобус» (fotobus.msk.ru) “Ъ” обнаружил несколько свежих фотографий микроавтобусов Iveco Daily с логотипом «Сургутнефтегаза» — авторы указывали, что съемка была сделана в Сургуте. После этого пресс-служба признала, что у компании есть такие микроавтобусы, но заявила, что их «совершенно точно» не передавали силовым структурам.

Заместитель директора по техническим вопросам Сургутского политехнического колледжа Тимофей Гурин заявил “Ъ”: «Мы отказываемся давать комментарии про автобусы. Я рекомендую вам обратиться за ними в эти силовые структуры. Что касается остального, вы и так все знаете». Заместитель гендиректора по безопасности «Северавтодора» Ринат Кунсбаев ответил, что руководство компании «не вправе комментировать действия и решения следственных органов и органов ФСБ». Господин Кунсбаев в ответе “Ъ” процитировал ст. 13 ФЗ «О Федеральной службе безопасности», где говорится, что органы ФСБ «имеют право в случаях, не терпящих отлагательства, использовать транспортные средства, принадлежащие предприятиям, учреждениям и организациям».

В управлении СКР по Ханты-Мансийскому АО ответили “Ъ”, что не использовали «автотранспорт указанных компаний». В свою очередь, в УФСБ по Тюменской области заявили, что запрошенная “Ъ” информация относится к «сведениям о силах, средствах, об источниках, о методах, планах и результатах деятельности» ФСБ и поэтому «составляет государственную тайну». «Иные комментарии отсутствуют»,— говорится в письме.

«Реальной необходимости доставлять людей насильно не было: верующие законопослушные люди и сами пришли бы по повестке»,— утверждает адвокат Черников. По его мнению, законность использования автотранспорта силовиками нуждается в проверке.

Глава судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан считает подобную практику незаконной: «В законе "О Федеральной службе безопасности" действительно говорится про использование частных транспортных средств "в случаях, не терпящих отлагательства". Но оно допускается только "для предотвращения преступлений, преследования и задержания лиц, совершивших преступления или подозреваемых в их совершении, доставления граждан, нуждающихся в срочной медицинской помощи, в лечебные учреждения, а также для проезда к месту происшествия"». Эксперт указал также, что по закону ФСБ должна по требованию владельца возместить расходы за использование автомобиля. «Если упомянутые компании таких требований не предъявляли, уместно задаться вопросом, почему они безвозмездно субсидируют чекистов»,— уточнил господин Вайпан.

Руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков отметил, что микроавтобусы могут принадлежать ФСБ, а символика компаний нанесена для маскировки. «Мы даже из фильмов знаем, что оперативный транспорт маскируют под коммунальные службы»,— говорит он. Но и в «аренде» автобусов он не видит нарушения закона. «Тут можно вообще обойтись без бюрократии — просто начальник регионального управления ФСБ звонит директору предприятия и просит выделить на время транспорт. Возможно, это и воспринимается как "предложение, от которого нельзя отказаться", но у человека есть добровольный выбор — предоставить машины или нет,— говорит господин Чиков.— В конце концов, собственники автомобилей имеют полное право распоряжаться ими по своему усмотрению. Они вполне могут искренне считать своим гражданским долгом "оказание содействия" спецслужбам. Как в девяностые годы бизнесмены покупали нищим ОВД компьютеры и принтеры».