Украинские диверсанты запросились на обмен Вынесен приговор по делу о подготовке взрывов и отравлений

00:00 14.07.2018
(обновлено: 00:00 14.07.2018)

Верховный суд (ВС) Крыма признал гражданина Украины Евгения Панова виновным в подготовке диверсий, назначив ему восьмилетний срок. По версии следствия, осужденный входил в группу украинской военной разведки, которая планировала совершить серию взрывов на объектах гражданской и военной инфраструктуры, а также отравить водопровод. При задержании сообщников Панова погибли офицер ФСБ и десантник. Кто именно в них стрелял, следствие так и не установило. Защита надеется, что Панова и других осужденных за диверсии обменяют на Украину.


Уголовное дело Евгения Панова с апреля этого года рассматривалось в закрытом режиме — журналистов пустили лишь на оглашение резолютивной части приговора. Судья Андрей Палий признал Панова виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 281, ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 226.1, ч. 3 ст. 222 УК РФ — подготовка диверсий в составе организованной группы, а также контрабанда боеприпасов и оружия.

Они были изъяты из машины Евгения Панова при его задержании на пункте пропуска через российско-украинскую границу. Как считают в ФСБ, Панов и еще один гражданин Украины — Андрей Захтей входили в группу диверсантов, которая по поручению главного управления разведки Минобороны Украины намеревалась устроить серию взрывов на объектах военной и гражданской инфраструктуры. В обвинительном заключении по делу Панова сказано, что взрывы планировались на нефтебазе в Феодосии, в российской военной части в городе Джанкой и на паромах, которые работают на Керченской переправе. Также диверсанты собирались отравить воду на водоснабжающем МУП «Победное» в Джанкойском районе. По версии следствия, в диверсионной группе проходивший ранее службу в зоне АТО Евгений Панов отвечал за связь с руководителями операции, находившимися на Украине, снабжение группы боеприпасами и разведку местности.

Основная часть группы в августе 2016 года была перехвачена силами ФСБ и Минобороны. Однако после боя, в котором погибли чекист и десантник, диверсантам удалось скрыться на территорию Украины. В деле Панова говорится, что военнослужащие были убиты «неустановленными лицами».

По словам адвокатов Панова, на суде допрашивались сотрудники ФСБ, участвовавшие в его задержании, а также руководители объектов военной и гражданской инфраструктуры, на которых планировались диверсии. Последние рассказали, какой вред мог быть причинен нападавшими. Так, например, замдиректора нефтебазы в Феодосии Сергей Титов заявил, что если бы был совершен взрыв, то потенциальный ущерб предприятию составил бы 5 млрд руб.

Задержанный с Евгением Пановым Андрей Захтей признал свою вину и заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с прокуратурой, дав показания на своего соратника. Его дело было выделено в отдельное производство, и в феврале суд приговорил его к шести с половиной годам строгого режима. Андрей Захтей сначала подал апелляцию на решение суда первой инстанции, однако позже ее отозвал, надеясь, что его быстрее обменяют на кого-нибудь из граждан России после вступления приговора в силу. Адвокат Легостов полагает, что Евгений Панов также окажется в обменном списке.

Помимо Панова и Захтея силовики обвиняли в работе на украинскую военную разведку еще троих бывших украинских военнослужащих — Дмитрия Штыбликова, Алексей Бесарабова и Владимира Дудку. Последний, кстати, являлся сапером-взрывотехником.

По данным следователей ФСБ, они входили в состав еще одной диверсионной группы, которая готовила серию взрывов на объектах Черноморского флота. При задержании у них были обнаружены взрывчатка и оружие. Дмитрий Штыбликов, признавший вину, в ноябре прошлого года был приговорен к пяти годам. Бесарабов и Дудка ожидают суда в СИЗО.

Кроме того, в августе 2017 года ФСБ сообщила о предотвращении нескольких диверсий в Крыму, которые готовил гражданин Украины Геннадий Лимешко. Его задержали возле Судака, когда он пилил одну из деревянных опор ЛЭП. В мае его признали виновным, но не в подготовке диверсий, а лишь в незаконном изготовлении найденного при задержании взрывного устройства, назначив восемь лет заключения.


АРМИЯ
ТЕХНОЛОГИИ