Протест не нуждается в уведомлении ООН критикует РФ за нарушение пакта о гражданских и политических правах

00:00 13.06.2018
(обновлено: 00:00 13.06.2018)

России следует пересмотреть национальное законодательство о мирных собраниях, поскольку действующий порядок не приспособлен для стихийных демонстраций, считает Комитет ООН по правам человека (КПЧ). К такому выводу комитет пришел, рассмотрев жалобу жительницы Петербурга Елены Поповой, оштрафованной за участие в несогласованной стихийной акции после думских выборов 2011 года. Таким образом, наказание за участие в мирном протесте признано противоречащим Международному пакту о гражданских и политических правах.


С жалобой в КПЧ Елена Попова (в прошлом сотрудница правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга») обратилась четыре года назад. Во время акции в центре Санкт-Петербурга 5 декабря 2011 года (на следующий день после думских выборов), которая не была согласована с властями, Елену Попову задержали полицейские. Активистку обвинили в организации несанкционированного мероприятия. По утверждению полиции, она призывала выкрикивать лозунги «Россия без Путина» и «Голосуй — не голосуй, все равно получишь ...» и привлекала к участию в протесте других людей. Суд оштрафовал госпожу Попову на 1 тыс. руб. за нарушение ст. 20.2 КоАП, апелляционная инстанция подтвердила это решение.

Как утверждает в жалобе Елена Попова, чьи интересы представляет адвокат Сергей Голубок, задержание и привлечение к ответственности нарушают ст. 21 Международного пакта о гражданских и политических правах. Согласно статье, право на свободу мирных собраний не подлежит ограничениям, кроме тех, которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц. В жалобе госпожа Попова указывает, что акция 5 декабря 2011 года была «прямым и непосредственным» ответом на объявление результатов парламентских выборов 4 декабря, которые были сочтены собравшимися сфальсифицированными. Суды ограничились формальным рассмотрением вопроса, было ли получено предварительное разрешение на проведение акции от властей, но так и не объяснили, каким образом протест перестал носить мирный характер или нарушил общественный порядок, говорится в жалобе.

Российские власти, возражая против жалобы Елены Поповой, настаивали, что требование заранее уведомлять о проведении массовых мероприятий, предусмотренное законом о собраниях, как раз и есть «необходимое в демократическом обществе ограничение»: оно «преследует цель охраны общественного порядка, прав и свобод других граждан».

Однако КПЧ не согласился с этими доводами и признал привлечение госпожи Поповой к ответственности нарушением ст. 21 Пакта, обязав РФ назначить активистке компенсацию, возместить сумму штрафа и судебные издержки. В КПЧ напомнили, что когда государство стремится обеспечить баланс между правом человека на собрания и интересами общественного порядка, оно «должно руководствоваться целью содействовать осуществлению данного права, вместо того чтобы стремиться избыточно или несоразмерно ограничивать его». Хотя требование о подаче предварительного уведомления может иметь большое значение для нормального проведения демонстраций, его применение «не может быть самоцелью», говорится в решении. В комитете напомнили, что любое вмешательство в реализацию права на свободу собраний «должно быть обосновано государством»: «это особенно верно в случае спонтанных демонстраций, которые в силу своего характера не могут зависеть от требования подачи предварительного уведомления». Российские власти не оспорили утверждение Елены Поповой о том, что спонтанный протест 5 декабря не утратил мирного характера и не мешал общественному порядку, а значит, наказание активистки не было необходимой в демократическом обществе мерой. Россия обязана принять меры для того, чтобы подобные нарушения не повторялись в будущем, говорится в решении КПЧ: «В этой связи России следует пересмотреть свои национальные законы в целях обеспечения их соответствия статье 21 Пакта, в том числе в контексте спонтанных демонстраций».

Схожую правовую позицию ранее уже высказывал ЕСПЧ, указывает адвокат Сергей Голубок. Классическим примером является дело «Лашманкин и другие против России» 2017 года, когда в ЕСПЧ обратились 23 заявителя: региональные власти под разными предлогами отказали им в согласовании проведения публичных мероприятий, а некоторых еще и привлекли к ответственности за проведение несогласованных акций.

Россия как участник ООН, присоединившись к факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах, признала компетенцию КПЧ выявлять нарушения положений Пакта и обязалась (в случае обнаружения таких нарушений) обеспечить правовую защиту. Однако об обязательности выполнения требований Комитета по правам человека в России существуют различные мнения. Так, в 2012 году Конституционный суд (КС) указал в своем решении, что Россия не вправе уклоняться от адекватного реагирования на акты комитета. Однако судья КС Николай Бондарь тогда выступил с особым мнением, заявив об исключительно «наблюдательной» роли Комитета по правам человека, который «не должен рассматриваться как судебный орган, решения которого могли бы повлечь для России юридические последствия».


АРМИЯ
ТЕХНОЛОГИИ