Периодически сливайся - С какими сложностями столкнется «Справедливая Россия» при укрупнении - Газета "Коммерсантъ" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

00:00 11.02.2019
(обновлено: 00:00 11.02.2019)

Создание новой партии, претендующей на попадание в Госдуму в 2021 году, может стать главной интригой ближайшего года. Объединительные процессы анонсировали в «Справедливой России» и «Родине», но ни одна из них не хочет уступать место главного организатора. Прошлый опыт слияния партий показывает, что это неизбежно приводит к конфликтам и борьбе за влияние в региональных организациях.


Руководство «Справедливой России» в 2019 году пока не заложило в партийный бюджет средства на проведение объединительных мероприятий с другими партиями. О возможном слиянии говорили сами справороссы, приглашенные представители «Родины» и других партий на съезде «Справедливой России» в октябре 2018 года. Собеседник “Ъ” в партии подчеркивает, что в бюджете партии не заложены средства на проведение нового съезда, который потребовался бы для переименования партии и объединения с другими структурами. «Указаний готовить что-то подобное пока не поступало, но, если будет политическое решение, все обеспечим»,— говорит один из партийцев. Пока спор идет о том, кто должен руководить процессом. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов настаивает, что объединение возможно только под эгидой парламентской партии (то есть ее самой), а депутат Госдумы от «Единой России», лидер «Родины» Алексей Журавлев, в свою очередь, надеется на создание принципиально нового проекта: «Это не слияние, не поглощение и не объединение партий. Формальное поглощение или ребрендинг партий ничего не даст. Это должен быть новый проект, если хотите, популистский проект, который будет отражением народа». Слово «популизм» используется «как ругательство», говорит депутат: «Но у нас есть поп-музыка, поп-культура. Ругательное, что ли? Нет, это то, что любит народ».

Преобразование партии — сложный бюрократический процесс, касающийся не только руководства подвергающихся слиянию структур, но и их рядовых членов. Сама «Справедливая Россия» была образована в результате объединения «Родины» (одноименный блок в 2003 году прошел в Госдуму с 9% голосов), Российской партии жизни (РПЖ) и Российской партии пенсионеров (РПП) в 2006 году. Две партии были преобразованы в общественные организации, а их члены перешли в «базовую» партию — «Родину», которая затем была переименована в «Справедливую Россию», вспоминает глава правового управления справороссов Алла Алексеева. «Члены РПЖ и РПП заново писали заявления (о вступлении в преобразовываемую партию.— “Ъ”)»,— говорит она. «Основной», по ее словам, стала партия «Родина», потому что «у нее была самая развитая оргструктура, в ней состояло больше всего людей», а председателем был избран глава РПЖ Сергей Миронов — «спикер Совета федерации и политический тяжеловес». Руководители вливающихся партий вошли в руководящие органы новой партии, а на региональном уровне проходили конференции по слиянию партий, причем «основной» становилась та партия, которая была сильнее в конкретном субъекте, рассказывает Алла Алексеева. Фракции в заксобраниях работали в прежнем составе до конца созывов. Как писал “Ъ”, преобразование сопровождалось конфликтами на местах, в частности связанных с дележом руководящих должностей,— в свердловском, нижегородском, воронежском отделениях. Да и в самом центральном аппарате только что созданной «Справедливой России», как говорили собеседники “Ъ”, «большое количество людей даже не могло сказать, какие функции выполняет».

Имущественных вопросов между преобразовываемыми организациями не возникало, сказал “Ъ” депутат Госдумы от «Справедливой России» Валерий Гартунг, в 2004–2005 годах возглавлявший РПП. «При преобразовании РПП и РПЖ в общественные организации имущество, соответственно, переходило этим общественным организациям. Но у РПП не было никакого имущества, кроме товарного знака — и тот я отсудил у предыдущего председателя»,— сказал господин Гартунг. Сейчас финансовое состояние «Справедливой России», по данным Центризбиркома, ухудшается. Из отчетов партии за первые три квартала 2018 года следует, что единственным значимым источником доходов партии был федеральный бюджет.

Собеседники “Ъ” считают, что даже в случае объединения с другими структурами объем этих поступлений не изменится. В начале 2018 года справороссы получили из казны почти 497 млн руб. выплат за голоса избирателей на думских выборах 2016 года. Если в 2017 году партия получила 667 млн руб., а инвесторы пожертвовали ей суммарно около 150 млн руб., то в 2018-м они дали ей лишь 3,8 млн. Крупные инвесторы не объявляли о сотрудничестве с партией. Ключевые «старые» инвесторы не говорят прямо о стремлении и дальше ее финансировать. К примеру, глава Московского индустриального банка Абубакар Арсамаков, уже три года работающий с партией и имеющий статус советника Сергея Миронова, сказал “Ъ” что «остается верным бойцом справедливости», но о деньгах говорить отказался. «Вложения в "Справедливую Россию" — это ведь не только финансы, но и агитация, выступления, высказывание своей позиции. Этим я продолжаю заниматься и активно поддерживаю партию»,— объяснил господин Арсамаков.

Сам Сергей Миронов не видит проблемы в том, что сейчас партия живет в основном на бюджетные деньги. «И что с того? Уверен, новые притоки денег будут»,— сказал он “Ъ”.

Процедуру объединения проходили в последние годы и демократические силы на базе восстановленной Республиканской партии России (РПР). Объединение было в том числе вынужденное: партийное законодательство стали ужесточать после 2003 года, в том числе увеличивая требования о минимальной численности членов структуры — до 50 тыс. в 2007 году (до 500 человек минимальную численность снизили после протестов 2011 года и последовавшей за ними партийной реформы). Из-за невыполнения последнего требования закона РПР была ликвидирована в 2007 году решением Верховного суда, а после обжалования решения в Европейском суде по правам человека регистрация была восстановлена. В июне 2012 года партия провела съезд, в нее влились представители незарегистрированной партии ПАРНАС и движения «Солидарность». Объединение не было юридически сложным: к моменту восстановления регистрации РПР Владимира Рыжкова де-юре Михаил Касьянов и Борис Немцов были беспартийными, вспоминает адвокат убитого в 2015 году господина Немцова Вадим Прохоров. «В сознании это отражалось скорее как объединение, чем как воссоздание прежней РПР»,— полагает он. Они написали заявления о вступлении в новую партию и были избраны ее сопредседателями. Владимир Рыжков вспоминает, что поначалу в партии не было никаких конфликтов, отделения в регионах и политсовет были сформированы на паритетных началах, с участием и членов прежней РПР, и новых партийцев. «Мы были единственной партией в России, восстановленной по решению ЕСПЧ. Мы проявили добрую волю, и в политсовете каждая структура (стоящая за каждым из трех сопредседателей.— “Ъ”) имела треть голосов. Уже потом нас вышвырнули немцовцы и касьяновцы, объединившись против нас»,— говорит господин Рыжков. После смерти Бориса Немцова единоличным лидером партии (из названия которой убрали упоминание РПР) остался Михаил Касьянов.

По словам политолога Евгения Минченко, по опросам, 42% респондентов не могут «назвать партию, которая выражала бы их интересы»: «У 72% в восприятии партийной системы сильно преобладают негативные чувства. Люди хотят, чтобы партия была народной, выдвигала простых людей, создана простыми людьми, в ее рядах не было олигархов и чиновников». Завкафедрой по связям с общественностью МГИМО Валерий Соловей отмечает, что запрос на обновление партий начался в 2018 году: запрос на стабильность сменился на «желание отомстить элитам». «Будущее за популистской партией, и программа ее в данном случае не важна. Достаточно сделать ребрендинг и пообещать справедливость, равенство перед законом»,— сказал он.

«У нас очень много партий, которые работают на левом фланге, и мы считаем, что нам нужно укрупняться и объединяться. Мы открываем дверь и призываем готовиться к выборам 2021 года»,— заявил “Ъ” Сергей Миронов. В «Справедливой России» и «Родине» компромиссом считают создание блоков. Правда, во время подготовки новой версии закона «О выборах депутатов Госдумы» в 2013 году, которая вернула выборы по одномандатным округам, в Кремле решили избирательные блоки не допускать. Тогда в администрации президента объясняли, что «ни одна из новых партий не сможет подобраться к этому барьеру (проходному барьеру в 5%.— “Ъ”) в условиях, когда запрещены блоки».