Тело чести - Корреспондент “Ъ” Заур Фарниев о том, как суд по делу о гибели гражданина в отделе полиции привел к перемирию между полицейскими и гражданскими - "Коммерсантъ" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

16:41 10.04.2019
(обновлено: 16:41 10.04.2019)

В Северной Осетии третий месяц продолжается судебный процесс над десятью полицейскими, которых обвиняют в причастности к избиениям, пыткам и в конечном итоге смерти 39-летнего жителя Владикавказа Владимира Цкаева. Пожалуй, это самый громкий судебный процесс в Северной Осетии после суда над бесланским террористом Нурпаши Кулаевым: резонанс от него если и меньше, то ненамного.

Владимир Цкаев попал в Иристонский райотдел полиции Владикавказа утром 31 октября 2015 года — его доставили туда как подозреваемого в покушении на убийство сотрудника ОМОНа Ролана Плиева. Правда, когда мужчину увозили из дома, никаких обвинений ему предъявлено не было, как не было наручников и жесткого задержания. Той же ночью избитый Цкаев оказался в больнице с едва заметными признаками жизни и, по официальным данным, умер через несколько часов, не приходя в сознание.

Родственники обнаружили его лишь утром, а уже на следующий день во Владикавказе собрался крупный стихийный митинг, участники которого пошли к зданию республиканского МВД с требованием наказать убийц Владимира Цкаева.

К зданию они принесли распечатанные фотографии погибшего, на которых были видны сильные следы побоев. Особую ярость собравшихся вызывало и появившееся заявление пресс-службы МВД о том, что Цкаев «бился головой об пол и сам нанес себе побои».

Сообщение убрали через пару часов, но осадок оно оставило. Тогдашний министр внутренних дел Северной Осетии Артур Ахметханов пообещал разобраться в ситуации, чем смог успокоить разгоряченных митингующих.

Как шло расследование дела о гибели Владимира Цкаева

Уже через несколько дней начались первые задержания — под стражей оказались трое оперуполномоченных Иристонского райотдела, а через восемь месяцев количество арестованных полицейских достигло десяти человек. Правда, в начале прошлого года все они оказались под подпиской о невыезде и дожидались суда уже дома. Дела полицейских, которых обвиняют по разным статьям Уголовного кодекса, от превышения служебных полномочий до служебного подлога, объединены в одно. В народе его называют «делом Цкаева» и внимательно следят за каждым судебным заседанием.

Нового в показаниях свидетелей почти ничего нет. Большинство полицейских и врачей, которых на сегодня допросили в суде, либо ничего не помнят, либо помнят, но очень смутно.

Это вызывает раздражение не только со стороны родственников погибшего Владимира Цкаева, но и многочисленных общественных активистов, дежурящих у здания суда почти на каждом заседании.

Генпрокуратура России представила аналитические данные о преступлениях, которые совершают сотрудники правоприменительных органов

Главной фигурой борьбы оказалась вдова погибшего Земфира Цкаева. Именно она сделала все возможное, чтобы не дать замолчать и спустить на тормоза убийство супруга. Именно с ней общаются активисты, именно от нее ждут комментариев после каждого судебного заседания. Более того, именно с ней связывают то, что в последние несколько месяцев даже на уровне слухов нет никакой информации о применении насилия в правоохранительных органах. «Дело Цкаева» удивительным образом положительно повлияло на отношение полицейских к гражданским. Может быть, только на время, но опасаться людей в форме в Осетии стали меньше. Пожалуй, это главный результат расследования убийства Владимира Цкаева.

«Это наш единственный шанс. Если мы проиграем этот судебный процесс, они поймут, что всегда будут оставаться безнаказанными»,— сказала Земфира Цкаева после очередного заседания.



Кажется, это понимает и осетинское общество, и МВД. А до приговора суда обе стороны соблюдают негласное перемирие.

Которое лучше хорошей войны.