Кокорин и Мамаев не признали в себе хулиганов - Футболисты не согласны с квалификацией их действий - Газета "Коммерсантъ" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

00:00 10.04.2019
(обновлено: 00:00 10.04.2019)

В Пресненском суде Москвы начались слушания по существу уголовного дела бывших игроков сборной России по футболу Павла Мамаева и Александра Кокорина, брата последнего Кирилла и их приятеля Александра Протасовицкого. По версии следствия, в октябре прошлого года они устроили в центре Москвы две драки, в которых пострадали несколько человек, в том числе высокопоставленный сотрудник Минпромторга Денис Пак. Подсудимые категорически не согласны с квалификацией их действий, отрицая как предварительный сговор, так и хулиганские намерения, а свидетели пытались убедить суд, что обвиняемых спровоцировали на драки.


Первое заседание суда по делу футболистов Кокорина и Мамаева, а также их подельников вызвало огромный ажиотаж, только телекамер было около четырех десятков. Поэтому многим представителям СМИ пришлось разместиться в зале, в котором велась видеотрансляция. Сам процесс начался с некоторым опозданием, причем прокурор Светлана Тарасова пришла на него в сопровождении омоновцев — она находится под госзащитой.

В начале заседания адвокат Александра Кокорина Андрей Ромашов попросил суд оградить его подзащитного и других фигурантов уголовного дела от дыма в конвойных помещениях. «Все наши подзащитные спортсмены. В конвойной комнате дым, смог, запах никотина, просьба помещать их в отдельное помещение»,— сказал он. Судья Елена Абрамова ответила, что вернется к этому вопросу позже.

После этого прокурор зачитала обвинительное заключение. Согласно этому документу, в начале октября прошлого года обвиняемые, гулявшие в большой компании, недалеко от ресторана «Пекин» избили водителя ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталия Соловчука, нанеся ему не менее четырех ударов по лицу и сломав нос, а потом в «Кофемании» на Большой Никитской Александр Кокорин ударил стулом главу департамента Минпромторга Дениса Пака, нанеся ему черепно-мозговую травму. При этом досталось и попытавшемуся вмешаться гендиректору НАМИ Сергею Гайсину — он получил два удара в голову. Действия подсудимых квалифицированы как групповое хулиганство, совершенное по предварительному сговору, а также причинение легкого вреда здоровью. При этом, по мнению обвинения, сначала Александр и Кирилл Кокорины вступили в преступный сговор, а затем привлекли к реализации своего замысла и других. Действия фигурантов, которые «пренебрегли нормами морали», говорится в деле, «сопровождались непристойным поведением».

МВД завершило дело футболистов

Предъявленные им обвинения подсудимые отвергли, лишь Павел Мамаев отметил, что готов частично признать факт нанесения побоев. А их адвокаты отметили, что в ходе следствия никто из 61 свидетеля не подтвердил наличие какого-либо сговора в действиях фигурантов. Мало того, настаивали защитники, обе драки были спровоцированы самими потерпевшими.

В частности, утверждал один из адвокатов, первая драка началась с того, что господин Соловчук назвал спортсменов и их друзей «петухами», а господин Пак, по словам защитника, назвал молодых людей «на букву "у"».

После этого обвиняемые и защита потребовали продемонстрировать видеозаписи обоих инцидентов, но председательствующая напомнила, что ранее был определен другой порядок представления доказательств и все участники процесса с ним согласились.

Почему следствие ужесточило обвинение Павлу Мамаеву и Александру Кокорину

После этого суд приступил к допросу свидетелей. Первым выступил Карен Григорян, сообщивший, что является приятелем Александра Кокорина и что он присутствовал при обеих драках. Свидетель сообщил, что первый инцидент начался с того, что одна из девушек, сопровождавших футболистов, попыталась сесть в машину Виталия Соловчука, приняв ее за такси, и что господин Соловчук сначала сказал, что «петухов не возит», а затем первый ударил Павла Мамаева в челюсть. Только после этого, по словам господина Григоряна, побили и водителя, причем удары наносили не по голове, а по бедру. Что касается инцидента в «Кофемании», то, как рассказал свидетель, он начался с того, что господин Протасовицкий сравнил господина Пака с корейским певцом PSY, а тот ответил нецензурной бранью. Только после этого, обменявшись с чиновником репликами, Александр Кокорин ударил его стулом «в область плеча».

«Пак и Кокорин уходили на позитивной волне. И Пак сказал, что был неправ, и Саша»,— сообщил Григорян.



Показания свидетеля в суде, впрочем, были поставлены под сомнение прокурором — гособвинитель попросила зачитать протоколы допросов господина Григоряна в ходе следствия. Там он, как оказалось, говорил, что драку с водителем все же начал господин Мамаев, а об оскорблениях со стороны господина Пака и вовсе не упоминал. Свидетель объяснил это тем, что следователи его допрашивали, когда он находился «в состоянии лишения сна», и половины того, что написано в протоколах, он не говорил.

Также была допрошена присутствовавшая при инцидентах давняя знакомая Александра Кокорина Екатерина Бобкова. В целом она также придерживалась версии, что спортсменов спровоцировали на слишком эмоциональные поступки.