В психотропном деле пропал уголовный след МВД прекратило преследование матери инвалида

22:10 06.07.2018
(обновлено: 22:10 06.07.2018)

Спустя двое суток после появления петиции в защиту матери ребенка-инвалида Екатерины Конновой, которую подписали около 170 тыс. человек, и всего несколько часов после заявления Кремля, что к расследованию «не должно быть формального подхода», МВД отменило постановление о возбуждении уголовного дела о незаконном сбыте психотропных веществ. При этом законодатели не видят повода смягчать правила распространения наркотических и психотропных препаратов: пациентов нужно предупреждать об особенностях их приобретения и использования.


«Очевидно, что в данном случае речь не идет о доступности лекарств,— заявил в пятницу, 6 июля, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.— Лекарства были приобретены, или лекарства у этой женщины были, она просто решила, видимо, какой-то излишек этих лекарств реализовать. Этим самым она, конечно, формально нарушила положения законодательства». При этом господин Песков пообещал, что Кремль «безусловно» обратит внимание на дело Екатерины Конновой, отметив, что «в данном конкретном случае здесь не должно быть места формальному подходу».

Напомним, следственный отдел ОМВД РФ по Мещанскому району Москвы в июне 2018 года возбудил дело по ст. 228.1 УК РФ (незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов; до восьми лет лишения свободы). Согласно петиции, размещенной на сайте Change.org представителями детского хосписа «Дом с маяком», госпожа Коннова приобрела на одном из интернет-форумов 20 микроклизм с диазепамом (психотропный лекарственный препарат, входит в перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ) для сына Арсения, но затем, получив бесплатно этот же препарат в ампулах, оставшиеся пять микроклизм решила продать на том же форуме. Специалисты хосписа отмечали, что в России диазепам в микроклизмах не зарегистрирован, и родители детей с эпилепсией покупают диазепам в такой лекарственной форме «за границей или через перекупщиков на форумах» (“Ъ” подробно рассказывал об этом 6 июля).

Спустя несколько часов после заявления Дмитрия Пескова МВД РФ распространило сообщение, что руководство Главного следственного управления ГУ МВД России по Москве приняло решение об отмене постановления о возбуждении дела. Кроме того, министр Владимир Колокольцев поручил начальнику ГУ МВД России по Москве Олегу Баранову «тщательно разобраться во всех обстоятельствах, оценить обоснованность и своевременность возбуждения уголовного дела».

Адвокат Екатерины Конновой Юрий Манукян рассказал “Ъ”, что об отмене постановления о возбуждении дела узнал «из средств массовой информации»: «Выражаю благодарность всем, кто нас поддерживал».

«Надеюсь, что это дело выступит толчком и катализатором, чтобы вопрос с доступностью лекарств и проблемами их регистрации и получения сдвинулся с мертвой точки»,— заключила госпожа Манукян.

Заместитель председателя комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты РФ Елена Альшанская заявила, что «история абсолютно общая»: «У нас огромное число родителей детей-инвалидов, которые находятся ровно в таком же положении, что и Екатерина Коннова. Люди вынуждены ненужные или оставшиеся лекарства продавать, потому что сдавать их нельзя, как это делается с теми лекарствами, которые выдают официально». Госпожа Альшанская полагает, что «эту ситуацию нужно решить на уровне Минздрава». Она также не исключила необходимости «внесения поправок в УК РФ, чтобы подобные ситуации в принципе не повторялись».

Как расширялся список наркотических и психотропных веществ

В пятницу СМИ распространили сообщение, что Минздрав не исключает возможности пересмотра перечня контролируемых препаратов, однако в ведомстве “Ъ” заявили, что «такой информации СМИ не давали». Ведомство лишь указало, что регистрация лекарственных препаратов в РФ носит заявительный характер — о намерении регистрации конкретного торгового наименования лекарственного препарата или его формы выпуска должен заявить производитель. «В нашей стране установлены одни из самых коротких в международной практике сроков экспертизы лекарственного препарата для оценки его качества, эффективности и отношения "польза—риск" — 110 рабочих дней. Для сравнения, аналогичный срок в Европе составляет около семи месяцев, в США — около 10 месяцев, в Японии — 1,5 года»,— заявили в ведомстве. Там напомнили, что в РФ предусмотрена возможность проведения ускоренной процедуры регистрации (не более 60 рабочих дней) для отдельных лекарственных препаратов.

Как в России живут дети с неизлечимыми заболеваниями
Как в России живут дети с неизлечимыми заболеваниями

Глава комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов отметил, что ситуация Екатерины Конновой показала неинформированность общества о правилах распространения и использования рецептурных препаратов: «То, что прекращено преследование мамы, это правильно, так как понятно, что судьба ее непростая. Но это лишний раз показало, что оборот этих средств должен быть таким, какой он есть, то есть четко контролироваться. Повода смягчать правила оборота психотропных и наркотических препаратов нет». Он добавил, что «при выписке нужно предупреждать, что это препарат особый»: «Они не могут применяться бесконтрольно. Сейчас в Госдуме рассматривается закон о дистанционной продаже лекарственных средств (законопроект прошел первое чтение.— “Ъ”), и моя позиция состоит в том, чтобы это касалось только безрецептурных средств». Депутат также отметил, что в России не хватает определенных, «детских», форм выпуска обезболивающих и психотропных средств: «Но, я надеюсь, мы приблизим это к норме. В проекте стратегии "Фарма-2030" (Стратегия развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2030 года.— “Ъ”) заложено развитие детских форм выпуска препаратов».


АРМИЯ
ТЕХНОЛОГИИ