Кокорин и Мамаев досидят до суда - Футболистам продлили срок ареста до 8 апреля - "Коммерсантъ" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

18:20 06.02.2019
(обновлено: 18:20 06.02.2019)

Тверской суд столицы продлил сегодня срок содержания под стражей до 8 апреля футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева, а также двух других фигурантов вызвавшего большой общественный резонанс уголовного дела о драках с участием спортсменов. Защита предлагала отпустить обвиняемых под залог, отмечая, в частности, что дальнейшее пребывание в СИЗО угрожает здоровью Александра Кокорина, а оставшиеся следственные действия, по сути, носят технический характер, однако суд счел более убедительной позицию следствия, настаивавшего на продлении ареста.


Сегодня Тверской суд Москвы рассмотрел ходатайство Главного следственного управления (ГСУ) ГУ МВД по Москве о продлении срока содержания под стражей футболистов «Краснодара» и петербургского «Зенита» Павла Мамаева и Александра Кокорина, а также брата последнего Кирилла и их друга Александра Протасовицкого. Как обычно, заседание собрало большое количество журналистов. Впервые пришла жена Александра Кокорина Дарья. Впрочем, общаться с кем бы то ни было, в том числе с прессой, она не стала. А вот супруги Павла Мамаева Аланы, ранее приходившей поддержать мужа, на этот раз не было. Зато пришли две ее подруги. Одна из них перед началом процесса пояснила, что Алана осталась с детьми, один из которых остро переживает отсутствие отца.

На вопрос журналистов, как она отреагирует, если Павла Мамаева суд отпустит на свободу, девушка то ли пошутила, то ли всерьез ответила: «Не знаю, может, в “Кофеманию” сходим отметим».

Тем временем обвиняемых явно не устроило качество звучания установленных в зале микрофонов и они пожаловались, что плохо слышно. Громкость добавили, однако во время выступлений своих адвокатов спортсмены все равно, чтобы лучше слышать, вплотную приникали к стеклу «аквариума», в котором они находились.

На самом заседании представитель следствия довольно просто изложил мотивы, по которым, по его мнению, фигурантов дела нужно оставить в СИЗО. Напомнив, что они обвиняются в общественно опасном преступлении, совершенном с жестокостью, могут скрыться или продолжить заниматься преступной деятельностью, следователь заявил, что сейчас фигуранты знакомятся с материалами дела, которое нужно будет вскоре отправить в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения, а затем в суд. Из выступления представителя ГСУ можно было сделать вывод, что во время этих процессуальных действий обвиняемых целесообразнее держать под арестом.

Защита выступила против удовлетворения ходатайства следствия.

Адвокат Александра Кокорина Андрей Ромашов предоставил суду справку, что у матери футболиста, которая, кстати, сегодня также пришла в суд, на счету находится 10,4 млн руб. Защитник предложил отпустить подследственного под залог этой суммы.

Адвокат настаивал, что оснований для продления срока содержания спортсмена в СИЗО нет. Он еще раз повторил версию защиты, что инцидент в ресторане «Кофемания», где, по версии следствия, обвиняемые напали на главу департамента Минпромторга Дениса Пака и гендиректора НАМИ Сергея Гайсина, был спровоцирован оскорблениями со стороны потерпевшего и что реального избиения, которое инкриминируется Александру Кокорину, не было.

Кроме того, господин Ромашов отдельно остановился на состоянии здоровья своего подопечного. Он напомнил, что в прошлом году футболист перенес операцию на колене и по заключению врачей, в том числе работающих в «Зените», ему требуется специальная реабилитация, которая в условиях СИЗО невозможна. «Если это будет залог или домашний арест, к моему подзащитному будут приходить врачи и колоть уколы в колено, чтобы сохранить сустав,— сказал защитник.— Иначе все может закончиться операцией по замене коленного сустава». В случае домашнего ареста, сообщила защита, Александр Кокорин может находиться в квартире матери на улице Березовая Роща.

Почему следствие ужесточило обвинение Павлу Мамаеву и Александру Кокорину
Почему следствие ужесточило обвинение Павлу Мамаеву и Александру Кокорину

Адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов подверг критике действия следствия. Он напомнил, что расследование дела было завершено еще в декабре, однако с тех пор следствие всячески затягивает процедуру ознакомления с делом. По словам адвоката, соответствующее предписание об устранении недостатков уже было выписано столичной прокуратурой. Господин Бушманов также потребовал «с целью объективности расследования истребовать у следователя копии ознакомления потерпевших с графиком ознакомления с делом, для того чтобы выявить нарушения и затягивание по делу». «По графику им выделили месяц, а по факту потерпевшие ознакомились за два дня в конце января. Это говорит о сознательном затягивании дела»,— пояснил защитник.

Кроме того, господин Бушманов заявил, что ни адвокаты, ни обвиняемые до сих пор не видели одного из томов уголовного дела. Защитник счел, что этих фактов достаточно, чтобы критически отнестись к ходатайству следствия, и предложил отпустить Павла Мамаева под залог 6 млн руб. или определить под домашний арест.

Сами футболисты были немногословны. Они повторили, что сожалеют о своей несдержанности и готовы загладить вину. При этом фигуранты считают явно несоразмерной содеянному избранную им меру пресечения. Павел Мамаев упомянул, что его ребенок тяжело психологически переносит разлуку с отцом.

Неожиданно эмоционально выступил Кирилл Кокорин. «Я всего полтора года назад ЕГЭ сдал,— сказал он.— А из меня тут чуть ли не убийцу делают».



А его адвокат Вячеслав Барик заявил, что имеется свидетель, который слышал, что Денис Пак первым оскорбил обвиняемых. «Этот человек сидел за соседним столиком и слышал, с чего начался конфликт,— пояснил адвокат.—

Первым начал оскорблять именно Пак. Он называл футболистов неприличным прилагательным на букву “Е”».



Адвокат попросил приобщить эти показания к материалам, однако суд эту просьбу отклонил.

В итоге суд удовлетворил ходатайство следствия о продлении срока ареста обвиняемых до 8 апреля. Защита уже заявила, что будет обжаловать это решение.