«Она и сотни родителей оказались в подобной ситуации не по своей воле» Генпрокуратура проверяет уголовное дело матери ребенка-инвалида

18:08 05.07.2018
(обновлено: 18:08 05.07.2018)

Генпрокуратура проверит обстоятельства уголовного дела о сбыте психотропных препаратов, возбужденного против матери ребенка-инвалида. Ситуация Екатерины Конновой, продавшей в интернете излишки ранее купленного противоэпилептического лекарства, вызвала общественный резонанс: петицию с требованием закрыть уголовное дело и обеспечить в России возможность легального приобретения и применения лекарства против эпилепсии подписали более 100 тыс. человек.


«Мы призываем закрыть уголовное дело против мамы неизлечимо больного ребенка и обеспечить в России возможность легального приобретения и применения лекарств против эпилепсии»,— говорится в петиции на сайте Change.org, которую почти за сутки подписали более 100 тыс. человек. Речь идет об уголовном деле, возбужденном следственным отделом ОМВД РФ по Мещанскому району Москвы в июне 2018 года по ст. 228.1 УК РФ (незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов; наказание до восьми лет лишения свободы) в отношении Екатерины Конновой.

Ее сын, шестилетний Арсений, страдает от эпилепсии и ряда других заболеваний. Госпожа Коннова на форуме в интернете купила 20 микроклизм с диазепамом (психотропный лекарственный препарат, входит в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ).

В петиции поясняется, что в России диазепам в микроклизмах не зарегистрирован, и большинство родителей детей с указанным диагнозом «покупают клизмы за границей или через перекупщиков на форумах», так как «во всем мире судороги у детей с эпилепсией лечат диазепамом в микроклизме, который действует намного быстрее ампул».

«Так как судороги у Арсения каждый день, а денег в семье не хватает, в детском хосписе "Дом с маяком" Екатерине рекомендовали получить через поликлинику бесплатно диазепам в ампулах,— говорится в петиции.— Мама так и сделала. Пять клизм, которые у нее остались, она решила на том же форуме перепродать».

В материалах следствия утверждается, что «с целью реализации своего преступного умысла Екатерина Коннова незаконно хранила указанное психотропное вещество с целью незаконного сбыта за денежное вознаграждение 3250 руб., имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления». В постановлении следствия от 19 июня (есть в распоряжении “Ъ”) говорится, что «18 июня 2018 года она незаконно сбыла психотропные вещества выступающему в качестве закупщика в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия».

«Мы в ужасе от происходящего, потому что если Катю посадят, Арсений попадет в интернат для инвалидов, где очень быстро умрет, а его старший брат окажется в детском доме,— заявила в Facebook замдиректора детского хосписа "Дом с маяком" Лидия Мониава.— Неужели общественный вред от того, что мама неизлечимо больного ребенка без какого-либо преступного умысла пыталась вернуть свои три копейки на еду, перепродав пять микроклизм, сопоставимы с тем, что следователь хочет теперь сделать со всей их семьей? И даже если Кате дадут условный срок — это значит, что ее уже не возьмут на работу, за границу Арсения в случае необходимости на лечение уже не повезешь, судьба всей семьи будет поломана». Госпожа Мониава заявила, что готовит ходатайство от хосписа в прокуратуру Мещанского округа: «Если дело дойдет до суда, я уверена, что все родители детей с эпилепсией и благотворительные организации выйдут маму Арсения защищать, так как из-за того, что в России не зарегистрировано большинство форм противоэпилептических препаратов, родители вынуждены нелегально покупать детям лекарства на форумах у перекупщиков, а потом перепродавать их, если ребенку не подошло».

Директор ГБУЗ «Московский многопрофильный центр паллиативной помощи», учредитель фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер в Facebook также объяснила отсутствие в России зарегистрированной ректальной (в клизме) формы препарата «особенностями российского законодательства, не позволяющего лицензировать препарат, который не прошел в РФ клинические исследования, даже если препарат широко используется в Европе»: «Покупка и продажа такого препарата, если даже сделано это в интересах облегчения страданий собственного ребенка, является уголовно наказуемым деянием». Госпожа Федермессер заявила о необходимости пересмотра существующих норм законов «Об обращении лекарственных средств», «О полиции», и ст. 228 УК РФ: «Я прошу сделать так, чтобы к нашему страху перед болезнью ребенка не добавлялся страх перед неизбежностью страдания. И боль, и судороги можно и нужно лечить».

Физический терапевт-реабилитолог Екатерина Шабуцкая в беседе с “Ъ” заявила, что диазепам, который вводится ректально, необходим людям с тяжелой формой эпилепсии для прекращения приступа: «В России есть только его заменитель, но он хуже и медленнее действует, после него дети спят гораздо дольше». По ее словам, в диазепаме в России нуждаются около 800 тыс. человек: «Наркотического эффекта там ровно ноль, там дозировка смешная — 5 мг, 10 мг и 20 мг. Сколько ты себе их ни сделай, даже отравиться не сможешь». Она рассказала, что именно из-за недоступности лечения для ребенка ее семья была вынуждена переехать в Германию.

Президент фонда имени Андрея Рылькова (признан в России «иностранным агентом») Анна Саранг рассказала, что «на протяжении многих лет правозащитники и специалисты в области наркополитики говорят о необходимости отмены ст. 228.1 УК РФ: «Проблема в том, что по этой статье караются люди, которые не совершают реальных преступлений. Жертвами правоприменительного маховика становятся люди, которые нуждаются в помощи и не получают ее от государства».

Екатерина Шабуцкая напомнила, что в статье есть «чудовищный пункт», по которому сбыт препаратов не предполагает получение денег, но «родители часто обменивается препаратами»: «Сейчас всколыхнулось все сообщество мам таких детей, по сути, этот инцидент ставит их вне закона. Исход этого дела будет определять, как будут себя чувствовать родители таких детей».

Адвокат Павел Астахов в разговоре с “Ъ” назвал ситуацию «абсурдной»: «Уголовный кодекс, согласно ст. 7 УК РФ, построен на принципах гуманности и призван обеспечивать безопасность человека и общества. От кого мы хотим обезопасить общество, проводя оперативно-разыскные мероприятия на форумах онкологических больных и сажая в тюрьму мать неизлечимо больного ребенка?» Он напомнил о ситуации с многодетной матерью Светланой Давыдовой, которую обвинили в госизмене за звонок по телефону: «Удалось добиться, чтобы уголовное дело Давыдовой было прекращено за отсутствием состава преступления. Здесь необходимо идти по такому же пути и добиваться прекращения уголовного дела, потому что если это дело поступит в суд, то по формальным признакам приговор может быть обвинительным». Он указал, что в деле Екатерины Конновой много смягчающих обстоятельств, и отметил, что «она и сотни родителей оказались в подобной ситуации не по своей воле, а потому что система оказания паллиативной помощи вынуждает родственников тяжелобольных людей идти на всевозможные ухищрения».

Вечером в среду в ГУ МВД по Москве сообщили об избрании госпоже Конновой меры пресечения, не связанной с лишением свободы,— подписки о невыезде, «учитывая характеризующие данные подозреваемой и ее жизненные обстоятельства»: «Изменять указанную меру пресечения следствием не планируется. Интернет-ресурс, через который осуществлялся сбыт препарата, в настоящее время блокирован. Столичной полицией будет организовано проведение разъяснительной работы с населением о незаконности подобных действий. «Генпрокуратура внимательно изучит материалы этого дела и возьмет на контроль ход его расследования»,— заявил в четверг «Интерфаксу» официальный представитель надзорного ведомства Александр Куренной.


АРМИЯ
ТЕХНОЛОГИИ