Нет репутации — нет суда Минюст отказал двум НКО в праве создать арбитражные учреждения

20:55 03.07.2018
(обновлено: 20:55 03.07.2018)

Состоялось очередное рассмотрение заявок от НКО, которые хотят создать арбитражные учреждения в рамках реформы третейских судов в РФ. Публичное обсуждение кандидатур на этот раз было рекордно долгим — к участникам возникло много вопросов. Но дискуссия не помогла: оба заявителя — «Независимый арбитр» и Центр анализа теории судебной методологии — получили отказы подавляющим большинством голосов. Проблема возникла с их репутацией.


В Минюсте РФ сегодня состоялось очередное заседание Совета по совершенствованию третейского разбирательства, на котором были рассмотрены и две заявки от НКО на статус постоянно действующих арбитражных учреждений, чтобы администрировать третейские споры. Это заседание должно было стать особенно интересным, поскольку, как рассказывал “Ъ” 29 июня, кандидатами стали АНО «Независимый арбитр», третейский суд (ТС) при котором сейчас называется «Первое арбитражное учреждение», и АНО «Центр анализа теории судебной методологии» (Коллегия автономных третейских судей АТСМ), репутация которых вызывает вопросы у других участников рынка и экспертов.

Первым глава совета и замминистра юстиции Денис Новак пригласил для презентации директора «Независимого арбитра» (этот ТС знаменит на рынке продажей собственных франшиз) Евгения Шельмина, который первым делом поздравил присутствующих с победой российской сборной над Испанией. «Победит и третейская реформа»,— неожиданно добавил он и перешел к показателям работы своего суда: 644 студента прошли практику, проведены 6 баттлов, 41 лекция, 40 конференций, получено свыше 150 благодарностей.

Суд рассматривал дела компаний не только из России, но также с Украины, из Белоруссии, Казахстана, Литвы и Латвии и даже планирует начать сотрудничество с непризнанными ДНР и ЛНР.

Однако членов совета интересовали не патриотизм и общественная работа, а рассмотренные дела. Их оказалось 4436 за 2014–2016 годы, причем только по 20 госсуды отказали в выдаче исполнительных листов. Однако к самому процессу рассмотрения возникли вопросы. Экс-зампред ликвидированного Высшего арбитражного суда РФ Татьяна Андреева спросила, зачем ТС использовал символику РФ, а арбитры проводили заседания в мантиях. Бывший глава совета и замминистра юстиции Михаил Гальперин отметил, что такая обстановка создает иллюзию госсуда. Господин Шельмин пояснил, что это просто фото, чтобы «на сайте представить ТС красиво». Интересовались у директора НКО и его образованием (юридического среди них оказалось) и составом арбитров ТС (среди них — около сотни судей в отставке).

Вторым в зал был приглашен председатель АТСМ Алексей Кравцов, чьи документы Минюст возвращал пять раз. Презентация и вопросы растянулись минимум на 40 минут. По мнению господина Кравцова, уникальность АТСМ в том, что суд якобы нашел выход из ситуации с неисполнением решений судов, предлагая комплексную услугу по взысканию и гарантию возврата денег в случае невыдачи исполнительного листа. Впрочем, сейчас такой опции уже нет, а АТСМ увлекся новыми механизмами с применением «медиативно-третейских оговорок» (см. “Ъ” от 11 мая) и развивает рассмотрение споров ad hoc (см. “Ъ” от 29 декабря 2017 года). Также выяснилось, что международная деятельность АТСМ приостановлена.

По итогам реформы в России осталось четыре арбитражных учреждения
По итогам реформы в России осталось четыре арбитражных учреждения

Вопросов к кандидату было много. Например, по поводу конфликта интересов и принципов независимости и беспристрастности ТС при вынесении решения и одновременном содействии его исполнению. Конфликта, по словам Алексея Кравцова, нет, потому что услуга оказывалась бесплатно, а без этого (сопровождения на этапе исполнения) «поднять привлекательность института не получится». «Бывали ли у вас случаи, когда ТС отказывал истцу?» — спросил Денис Новак и получил ответ, что бывает редко. «Если мы вам не дадим рекомендацию, будете продолжать работать ad hoc?» — подхватил Михаил Гальперин. На это у господина Кравцова сначала не нашлось ответа, но после уточняющего вопроса «Нужно ли вам вообще это разрешение, если вы и так работаете?» он заявил, что «в случае получения разрешения готов с удовольствием» заниматься институциональным арбитражем и популяризировать его.

Впрочем, ни развернутые ответы, ни длительная дискуссия не помогли заявителям: оба получили отказы в рекомендации. Из 39 голосовавших членов совета против «Независимого арбитра» было подано 36 голосов, против АТСМ — 37. Денис Новак пояснил, что выступления кандидатов не могли сыграть решающей роли, поскольку члены совета ориентируются на «критерии закона», а там говорится о «репутации соответствующего НКО». Ее заявителям и не хватило.


АРМИЯ
ТЕХНОЛОГИИ