«Киборги» вместо «Вия» - Как украинское кино связано с украинской политикой - Журнал "Огонёк" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

00:00 29.04.2019
(обновлено: 00:00 29.04.2019)

Похоже, политическая судьба Украины теперь связана с кинематографом. Что сегодня здесь смотрят в кино.



Сразу скажем: среди украинского коммерческого кино преобладают комедии, поэтому популярность Владимира Зеленского вполне понятна. В последние недели с американскими блокбастерами успешно конкурировали местные картины с говорящими названиями «Давай танцуй!», «Продюсер» и «Свингеры 2». «Слуга народа 2» Зеленского в этом ряду — самый успешный пример. Фильм — продукт «Студии Квартал 95», которую Зеленский создал на базе одноименной команды КВН и которая с 2003 года является флагманом юмористического продакшена на Украине.



Напомним, что «Слуга народа 2» — это полнометражное продолжение одноименного комедийного сериала, на его основе затем вышел второй сезон сериала, а в марте этого года стартовал и третий (действие разворачивается уже в 2049 году). Сюжет фильма уже успел воплотиться в реальность, и тем не менее его стоит напомнить: Зеленский играет учителя истории Василия Голобородько, который стал президентом страны и пытается переломить коррумпированную систему. Враги Голобородько — чиновники, олигархи, словом, вся действующая номенклатура. Актуальнее некуда. И украинцы актуальность оценили: у сериала отличные рейтинги, а «Слугу народа 2» в кино посмотрели 340 тысяч зрителей, что для Украины немало.

О «Слуге народа» стоит сказать еще несколько слов, сериал снят на русском языке, причем по-русски говорят все и всюду, включая официальные мероприятия. А вот на украинской мове в фильме изъясняются в основном ретрограды и реакционеры, которые высмеиваются за дремучесть и ура-патриотизм, неуместные в молодом амбициозном государстве XXI столетия. И это многое говорит о симпатиях и антипатиях его зрителей.

Не будем дружить фильмами


Зеленский — пример не только успешной ставки на комедию, но и не менее успешного партнерства Украины и России в области кино и ТВ. Его компания выпустила более двух десятков фильмов и сериалов и еще больше юмористических программ и циклов, которые пользовались успехом и в России в том числе,— это франшизы «Любовь в большом городе» и «8 первых свиданий».

Сотрудничество двух кинодержав всегда было тесным: российские фильмы и сериалы часто создавались при участии Украины и прокатывались одновременно и там, и там. Допустим, сериал, снятый в России, сначала попадал на украинский экран и уж потом его показывали у нас, как это произошло с «Красными браслетами» (драматическим телесериалом о детском корпусе в больнице). Впрочем, последние годы не прошли даром — запрет многих российских фильмов и сериалов в соседней стране привел к победе украинского киноимпортозамещения.

Виктор Лошак прислушался к украинским избирателям
Виктор Лошак прислушался к украинским избирателям

Прежде всего, конечно, ставка сделана на блокбастеры. Если до Донбасса и Крыма в лидерах украинского проката были «Сталинград» и «Вий», то теперь национальный продукт конкурирует, пусть и с переменным успехом, с американским. С 2017 года только из госбюджета Украины выделяется около 20 млн долларов на поддержку местных блокбастеров, и эта сумма из года в год растет. Правда, достается она только правильным с идеологической точки зрения фильмам. Предпочтение — сюжетам, где показывается героизм украинского народа в борьбе с некоей внешней угрозой. Типичный образец — боевик «Киборги» 2017 года. По структуре сюжета это клон нашего «Сталинграда» — рассказ о том, как горстка бойцов держит донецкий аэропорт, попутно выясняя, кто и за какую правду воюет и что общего у всех этих людей в военной форме. Плюрализм мнений преодолевается только борьбой с общим врагом. Не братья по разуму — так хоть по оружию.

Режиссер «Киборгов» Ахтем Сеитаблаев набил руку на драмах о притеснениях крымских татар и, похоже, нащупал интонацию, которая близка массовому сознанию украинцев. Его новый проект — международный блокбастер «Захар Беркут» — развивает схожую тему. Как и в «Киборгах», сюжет повествует о противостоянии горстки героев и многочисленной армии противников. Вместо москалей — войско Орды, время действия — середина XIII века.

Можно констатировать: сегодня у украинцев есть запрос на создание образа страны, находящейся под ударом и сплотившейся перед лицом общей угрозы.

Помимо уже упомянутых «Киборгов» и «Захара Беркута» это, к примеру, фильм «Круты. 1918» — как раз сейчас он идет на украинских экранах. Сюжет: небольшие и плохо вооруженные отряды киевской молодежи доблестно противостоят сильно превосходящей их числом (но, конечно, не морально!) армии большевиков.

Кадр из фильма «Круты. 1918»
Кадр из фильма «Круты. 1918»

Фото: Good Morning Films

В пропагандистских фильмах угроза, как видно, часто исходит со стороны России. При этом придраться сложно: в кадре никто прямо не утверждает, что все русские — враги. В «Киборгах» осаждающая сторона — «москали» и «кадыровцы» (правда, в этих рядах, как признают «киборги», есть и отдельные украинцы). В фильмах о гражданской войне русские тождественны большевикам, а большевики — воплощенное зло…

В «осадной» теме обнаруживаются и занятные вариации. Ну, например, в детском фэнтези «Сторожевая застава» школьник Витя переносится в XII век и вместе с Ильей Муромцем, Алешей Поповичем и Добрыней Никитичем защищает Киев от половецких полчищ. А в комедийном боевике «Дикое поле» парнишка по имени Герман защищает семейную заправку от банды рейдеров. К этому же тренду в кино — противостояние национальной угрозе — можно отнести и драму «Тайный дневник Симона Петлюры» — фильм об убийстве знаменитого политэмигранта.

Кадр из фильма «Сторожевая застава»
Кадр из фильма «Сторожевая застава»

Фото: Film.UA

Ближе к корням


Однако лишь идеологическими блокбастерами и комедиями кино Украины, естественно, не исчерпывается. Настоящий кладезь сюжетов — народная мифология и национальные корни. Например, остроумный мистический хоррор «Брама» о бабе Присе и кошмарах, творящихся в районе Припяти,— часть активно развивающейся мифологии Чернобыля. А незадолго до Майдана очень успешно шел «Поводырь» Олеся Санина, где Украина 1930-х годов показана через историю осиротевшего американского мальчика, волею судьбы ставшего поводырем слепого кобзаря (народного певца). «Поводырь» был даже выдвинут на «Оскар» от Украины, но в число номинантов не попал.

Вообще, фильмы, которые Украина выдвигает на «Оскар» и крупные международные фестивали, отдельная тема. Ну, например, в 2014 году по фестивалям, начиная с Каннского, прогремело «Племя» Мирослава Слабошпицкого — история любви в интернате для слабослышащих. В 2017 году оскаровский комитет Украины отправил на «Оскар» экспериментальный «Уровень черного» (о переломном моменте в жизни свадебного фотографа), где режиссером был оператор «Племени» Валентин Васянович, но для американской киноакадемии история оказалась слишком камерной и сложной. Сегодня же для всего мира украинское авторское кино связано в первую очередь с именем Сергея Лозницы — на «Оскар» в 2018-м отправили его «Донбасс». Гротескный пересказ документальных фактов о гражданской войне оказался не рассчитан на массового зрителя, да и не все критики его поняли (в стране фильм посмотрело 25 тысяч зрителей, что по меркам кинопроката провал), однако спровоцировал общественный резонанс и бурное обсуждение.

Кадр из фильма «Племя»
Кадр из фильма «Племя»

Фото: Garmata Film Production

Донбасс в фокусе


Надо сказать, конфликт на Донбассе сделал из Украины настоящую Мекку документалистов: сюда едут снимать со всего мира. Назовем несколько таких картин. Это «Родные» Виталия Манского о его семье, которую разделила политическая нетерпимость. Это «Полет пули» Беаты Бубенец — фильм о батальоне «Айдар» в Донбассе (его показы в Москве неоднократно срывали политические активисты). Наконец, это «Аэропорт Донецк» Шахиды Тулагановой — сюжетно он перекликается с игровым блокбастером «Киборги». Однако то, что такие фильмы снимаются, еще не означает, что они востребованы украинскими зрителями, связь здесь куда сложнее.

Кадры из фильма «Полет пули»
Кадры из фильма «Полет пули»

Фото: Беата Бубенец

— Украинская аудитория к таким фильмам, к сожалению, относится скептически, потому что убеждена, что национальные СМИ и так представляют вполне широкую панораму военных конфликтов в стране,— говорит режиссер, президент фестиваля документального кино «Артдокфест» Виталий Манский.— Поэтому украинские документалисты работают в том же русле, что их европейские коллеги: снимают камерные истории, например, про ансамбль сантехников или про членов своей семьи. Это очень качественное, тонкое кино, которое мы у себя в программе обязательно стараемся представлять.

Характерный пример документального фильма, который не фокусируется на войне, но всматривается в мирную жизнь,— «Украинские шерифы» Романа Бондарчука (его выдвигали на «Оскар» в 2016 году). Место действия картины — село в Херсонской области, где дружинники Витя и Володя стали для местных жителей и полицейскими, и почтальонами, и иногда просто помощниками по хозяйству. «Шерифов», правда, широкий зрительский успех не коснулся. Но это один из тех фильмов, которые сегодняшние украинцы будут показывать детям: чтобы те знали, как страна жила до Зеленского, при Порошенко. Если, конечно, к тому времени на Украине что-то изменится.