Без машины никуда Автомобиль как фрагмент конструктивистского проекта

13:09 16.02.2018
(обновлено: 13:09 16.02.2018)

Конструктивизмом в архитектуре называют авангардистское течение, зародившееся в 20-е годы, к признакам которого относят преобладание геометрических фигур в облике зданий, монолитность форм, строгость и лаконичность. Это был постоянный поиск новых форм, отказ от всего старого и постановка искусства на службу народу. И еще один факт о конструктивизме: он зародился в нашей стране, а его принципы сформулировали братья Веснины и Моисей Гинзбург. Обо всем этом нам решила напомнить выставка «Авангардстрой», устроенная Музеем архитектуры имени А.В. Щусева и представляющая целое собрание конструктивистских проектов, как осуществленных, так и оставшихся на бумаге. На многих из них присутствуют и машины, ведь архитекторы-конструктивисты видели автомобиль неотъемлемой частью современного города. Мы обратили внимание на некоторые из них и подметили кое-что интересное.


Проект здания «Электробанка»

И.А. Голосов Проект здания Электробанка. Москва. 1926 год Бумага, тушь, гуашь, белила
И.А. Голосов Проект здания Электробанка. Москва. 1926 год Бумага, тушь, гуашь, белила

Фото: МУАР им. Щусева

В 1926 году до электронных платежей и электронных денег было еще далеко, но архитектор Илья Александрович Голосов уже рисовал будущий «Электробанк». Проект так и остался на бумаге, хотя идею лестницы внутри вертикального цилиндра с остекленной поверхностью Голосов потом реализовал в здании Клуба профсоюза коммунальников имени Зуева, который и сегодня можно увидеть на Лесной улице.

Фото: МУАР им. Щусева

К зданию «Электробанка» подъезжает ярко-желтый двухэтажный автобус — таким видел Голосов московский транспорт будущего. Надпись BSA на борту выглядит довольно странно: это британская марка мотоциклов и легковых автомобилей, но никак не автобусов. Видимо, архитектор вдохновлялся фотографией какого-то лондонского даблдекера с рекламой фирмы BSA.

Фото: Госфильмонд

Мечта Голосова отчасти воплотилась в 1939 году, когда в Москве пустили двухэтажные троллейбусы ЯТБ-3 производства Ярославского автомобильного завода. Забавная аналогия — их образцом послужил троллейбус Английской электрической компании, импортированный в СССР в 1937 году. Двухэтажные ЯТБ-3 эксплуатировались в Москве до 1953 года.

Архитектурная фантазия

Л.В. Руднев, Архитектурная фантазия. 1927 год. Бумага на картоне, тушь, перо
Л.В. Руднев, Архитектурная фантазия. 1927 год. Бумага на картоне, тушь, перо

Фото: МУАР им. Щусева

«Архитектурная фантазия» Льва Владимировича Руднева изображает город будущего с высотками и небоскребами на заднем плане. Правда, транспорт у Руднева как был в 1927 году, так и остался: легковые автомобили и грузовики типичны для тех лет, а трамвай и вовсе какой-то дореволюционный, как и столбы контактной сети. В центре композиции — высотное здание в типично рудневском стиле тех лет: идею здоровенного куба на небольшом основании Лев Руднев в том же году предлагал еще и в проекте «Монумента в ознаменование 10-летия Советской власти». В дальнейшем Лев Владимирович отошел от подобных конструктивистских идей, перестал фантазировать и превратился в классика сталинской архитектуры. Его главное детище — комплекс зданий МГУ им. Ломоносова на Воробьевых горах.

Фото: РГАКФД

Так во второй половине 20-х годов выглядела одна из главных московских улиц — Мясницкая: трамваи, автомобили, велосипедисты и извозчики. Кажется, в своей «Архитектурной фантазии» Лев Руднев обошелся только без извозчиков: гужевому транспорту в городе будущего было уже не место.

Фото: МУАР им. Щусева

Примечательно, что велосипедист едет между трамвайными путями и потоком машин — сегодня это смотрится странно, учитывая, что велодорожки проложены ближе к тротуару.

Через всю верхнюю часть протянуты три электрических провода – вряд ли в 1927 году Руднев мог предположить, что спустя почти сто лет на центральных улицах Москвы их будут прятать под землю. Для него провода были неотъемлемой городской реалией, даже если речь шла об архитектурной фантазии.

Проект полиграфического комбината
издательства и газеты «Правда»

П.А. Голосов, А.В. Куровский. Проект полиграфического комбината издательства и газеты «Правда». Москва. 1930 год. Бумага, карандаш, тушь, акварель, белила
П.А. Голосов, А.В. Куровский. Проект полиграфического комбината издательства и газеты «Правда». Москва. 1930 год. Бумага, карандаш, тушь, акварель, белила

Фото: МУАР им. Щусева

Архитекторы Пантелеймон Александрович Голосов и Александр Владимирович Куровский подготовили этот проект для конкурса на здание полиграфического комбината издательства и газеты «Правда». Конкурс проходил в 1930 году, проект победил, а здание издательства построили — оно и сейчас находится на улице Правды. Только его автором является один Голосов, а Куровский не упоминается вовсе, хотя начинали они вдвоем.

Автомобиль на рисунке — почти точная копия ЗИС-101. Не нарисованы только запасные колеса в нишах передних крыльев и надкапотная эмблема в виде развевающегося красного флага. К художественным недоработкам рисунка можно отнести передние и задние колеса разного диаметра
Автомобиль на рисунке — почти точная копия ЗИС-101. Не нарисованы только запасные колеса в нишах передних крыльев и надкапотная эмблема в виде развевающегося красного флага. К художественным недоработкам рисунка можно отнести передние и задние колеса разного диаметра

Фото: МУАР им. Щусева

Такой же загадкой можно назвать и присутствие на рисунке 1930 года автомобиля, сильно смахивающего на советский лимузин ЗИС-101, который появился в 1936 году. Он не только отличается по стилю от автомобилей в левой части рисунка, но и выглядит явно дорисованным в более позднее время — в 1930 году автомобили еще не имели таких округлых форм и линий. Комплекс зданий издательства «Правда» начали строить в 1932 году, а закончили в 1934-м — получается, что ЗИС-101 дорисовали уже после того, как строительство завершилось.

Фото: МУАР им. Щусева

ЗИС-101 — первый советский лимузин, выпускавшийся серийно. Производство модели началось в 1936 году на Московском автомобильном заводе имени Сталина и продолжалось до 1941 года. Стилистически ЗИС-101 напоминал американские модели тех лет, особенно заметно его сходство с «Плимутом» 1935 модельного года.

Фото: МУАР им. Щусева

Здание «Правды» считается одним из лучших произведений конструктивизма в Москве и самым значимым творением Пантелеймона Голосова. Сам архитектор говорил о нем: «Объемы здания скомпонованы так, что наибольший эффект пространственного решения получается со стороны подхода к зданию со стороны Ленинградского шоссе. Охватывая сразу здание в целом, зритель получает полное представление о его композиции и величине».

Проект Дворца Советов

Бригада АРУ (Н.С. Беседа, Г.Т. Крутиков, В.А. Лавров, В.С. Попов). Проект Дворца Советов. Москва. 1931 год. Бумага, карандаш, тушь, гуашь, белила
Бригада АРУ (Н.С. Беседа, Г.Т. Крутиков, В.А. Лавров, В.С. Попов). Проект Дворца Советов. Москва. 1931 год. Бумага, карандаш, тушь, гуашь, белила

Фото: МУАР им. Щусева

Так выглядел Дворец Советов в Москве глазами бригады АРУ – Объединения архитекторов и урбанистов, существовавшего с 1928 по 1932 год. В своей декларации бригада провозгласила архитектора ни много ни мало политическим деятелем и активным борцом за культурную революцию. Воплощение этих принципов можно было во все красе лицезреть в проекте Дворца Советов, представленного на предварительный тур в 1931 году. Бригада АРУ видела в нем не просто административное здание или монумент достижениям Советского Союза, а центр пропаганды социалистического строительства и решений партийных съездов. Именно во Дворце Советов, а не на Красной площади должны были проходить парады и демонстрации, проводиться митинги и прочие массовые действа, столь популярные в эпоху коллективизации и индустриализации. На рисунке можно видеть и автомобили — они такие же участники демонстрации, как и люди с транспарантами.

Фото: МУАР им. Щусева

Удивительно, но в 1931 году архитекторы из бригады АРУ увидели советские машины такими, какими они будут во второй половине 30-х годов — все седаны и все поголовно черные. Именно в такой цвет окрашивалось подавляющее большинство легковых автомобилей ГАЗ-М1 и ЗИС-101.

Фото: ГАЗ им. Молотова

Седан ГАЗ-М1 производился на Горьковском автомобильном заводе имени Молотова с 1936 по 1942 год и стал самым распространенным автомобилем во второй половине 30-х годов. Всего выпустили 62888 машин, и большая часть из них была черного цвета. Использовавшиеся в НКВД автомобили ГАЗ-М1 народ прозвал «черными воронками», а их присутствие на эскизе Дворца Советов можно назвать еще одним своеобразным пророчеством.

Проект здания Наркомата тяжелой промышленности

Конкурс на проект здания Наркомата тяжелой промышленности предусматривал весьма необычное место его расположения — на Красной площади напротив Кремля. Здание нынешнего ГУМа при этом, конечно же, шло под снос. Позволить себе такое мог только очень влиятельный человек в сталинском окружении — Серго Орджоникидзе, занимавший пост наркома тяжелой промышленности и отвечавший за индустриализацию в стране.

А.А. Веснин, В.А. Веснин. Проект здания Наркомата тяжелой промышленности. Москва. 1934 год. Бумага, карандаш, тушь, акварель
А.А. Веснин, В.А. Веснин. Проект здания Наркомата тяжелой промышленности. Москва. 1934 год. Бумага, карандаш, тушь, акварель

Фото: МУАР им. Щусева

К слову, НКТП в те годы подчинялись и автомобильные заводы. В конкурсе принимали участие практически все мэтры советской архитекторы: Щусев, Иофан, Алабян, Мельников, братья Виктор и Александр Веснины. Последние предложили проект здания наркомата в виде четырех доменных печей металлургического завода. К счастью, ни один из проектов не был реализован, и ГУМ остался на своем месте. Сначала место для будущего здания НКТП перенесли в Зарядье, а в 1937 году погиб и сам нарком Орджоникидзе. После его смерти проект окончательно свернули.

Фото: МУАР им. Щусева

На рисунке братьев Весниных видно, что они решили сохранить на Красной площади автомобильное движение – машины изображены в манере набросков штрихами. Главная площадь страны в то время была проездной: можно было как пересечь ее насквозь, так и свернуть на Ильинку или улицу 25-го Октября – нынешнюю Никольскую.

Фото: Наум Грановский

Проезжая часть занимала почти половину Красной площади, а в каждую сторону движения было по три ряда. На снимке советского фотографа Наума Грановского в кадр попали легковые ЗИС-101 и ГАЗ-М1, автобус ЗИС-8 и грузовик ГАЗ-АА. Автомобильное движение на Красной площади было запрещено только в 1963 году.

Фото: МУАР им. Щусева

Братья Веснины — лидеры конструктивизма, сформулировавшие основные принципы нового направления в архитектуре. Братьев было трое: Леонид, Виктор и Александр. Самыми известными их проектами стали здание Мосторга на Красной Пресне, Центральный дом каторги и ссылки на Поварской улице и Дворец культуры Пролетарского района на Восточной улице. Леонид умер в 1933 году и скорее всего к проекту здания Наркомтяжпрома отношения не имел.

Проект завода имени Сталина

А.С. Фисенко, Е.М. Попов, А.Э. Зильберт, С. Муравьев, В. Златолинский, Н. Морозов, А. Гуля, Ю. Жданович, В. Калинин, М. Чалый, консультанты В.А., А.А. Веснины. Проект реконструкции автомобильного завода им. И.В. Сталина (ЗИС). Москва. Вторая половина 30-х годов. Бумага, карандаш, цветной карандаш, уголь, белила
А.С. Фисенко, Е.М. Попов, А.Э. Зильберт, С. Муравьев, В. Златолинский, Н. Морозов, А. Гуля, Ю. Жданович, В. Калинин, М. Чалый, консультанты В.А., А.А. Веснины. Проект реконструкции автомобильного завода им. И.В. Сталина (ЗИС). Москва. Вторая половина 30-х годов. Бумага, карандаш, цветной карандаш, уголь, белила

Фото: МУАР им. Щусева

Над проектом реконструкции завода имени Сталина трудились сразу несколько архитекторов, которых консультировали отцы-основатели конструктивизма – братья Виктор и Александр Веснины. На рисунке изображена центральная аллея завода, которая пересекается с Автозаводской улицей. Центральная аллея всегда присутствовала на заводе имени Сталина, после 1956 года переименованного в завод имени Лихачева, но только все время существования предприятия она была спрятана за забором на внутризаводской территории. И почти все это время она носила название Проектируемого проезда №7018, и только после сноса корпусов бывшего ЗИЛа и строительства на его месте жилого квартала, ее переименовали в бульвар братьев Весниных. И в этом есть какая-то историческая справедливость.

Фото: МУАР им. Щусева

Так выглядела центральная аллея ЗИЛа во второй половине 50-х годов: своеобразный бульвар с деревьями, перекинутый «мостик» для коммуникаций и в конце — проходная на Автозаводской улице. Вместо фонтана, о котором мечтали сразу четыре архитектора, стоит обязательный памятник Ленину.

Фото: МУАР им. Щусева

Автомобили у завода архитекторы нарисовали какие-то странные — такие советская промышленность не выпускала. Двухместное купе в СССР считалось буржуазным излишеством, поэтому попытка создать подобный тип кузова на базе ГАЗ-М1 дальше опытного экземпляра не пошла. Скорее всего, прообразом машины на рисунке послужила иностранная модель.

Фото: МУАР им. Щусева

Четырехместное купе тоже смотрится чужим в советской действительности тех лет — сам товарищ Сталин не любил подобный тип кузова и в процессе создания первой советской малолитражки КИМ-10 приказал переделать его в привычный четырехдверный седан с удобной посадкой на задние сиденья. Очевидно, что это тоже автомобиль зарубежного производства.

Выражаем благодарность директору Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева Елизавете Лихачевой и пресс-секретарю Марии Мухиной за помощь в подготовке материала


АРМИЯ
ТЕХНОЛОГИИ